Общество

Виктория Захарова

Тренер Яковлев: «Главное — честь и достоинство, какой ты есть, каким останешься в памяти людей»

Бывший главный тренер гандбольного «Витязя» в интервью «Салiдарнасцi» — о вынужденном переезде, отношении к «Белоруссии» и будущем нашего спорта.

Все фотографии из Instagram Константина Яковлева

Константин Яковлев — тренер гандбольной команды «Витязь», мастер спорта, в 2020 году одним из первых подписавший письмо спортсменов за честные выборы и также одним из первых испытавший «симметричный ответ» режима.

Команду, которая публично поддержала задержанную баскетболистку Елену Левченко, сняли с чемпионата, а потом лишили тренировочной площадки.

Самого Константина задержали в июне этого года, когда друзья встречали с «суток» спортивного журналиста Дмитрия Руто — силовики развернули целую спецоперацию с остановкой машины на трассе.

А 15 суток по «народной» статье тренер получил за… намерение провести тренировку на открытом в воздухе в Новой Боровой. Это расценили как «нарушение порядка организации или проведения массовых мероприятий».

И хотя тогда Константин отшучивался, мол, теперь «сидел — белорус», помимо задержания были угрозы, изъятие техники, прозрачные намеки на новое дело. Взвесив риски, он уехал из Беларуси и уже почти пять месяцев живет в Украине.

— Как проходит адаптация? По-разному. Бытовые вопросы решаемы, сложнее в психологическом плане. Вообще, я очень благодарен Украине: обычным людям, политикам, которые стараются максимально помогать и поддерживать белорусов, вынужденно уехавших из страны.

Однажды на встрече в Черниговском доме по правам человека собралось много белорусов, мы общались, как в фильмах про клуб анонимных алкоголиков: кто откуда, почему вынужден был уехать, какие сложности… И знаете, когда круг дошел до меня, я понял, что мне не на что пожаловаться, что мне здесь хорошо.

Сначала подумал: может, стоит промолчать, не раздражать людей, а потом решил — это мой опыт, почему я не могу им поделиться? Я так же прошел круги нашего белорусского ада: был уволен, репрессирован, сидел в тюрьме, мне угрожали, вынужден был уехать.

Вначале, спустя три-четыре дня после переезда, накатывало, было тяжело. Но, слава Богу, у меня в окружении есть люди, к которым можно обратиться и поговорить, когда сам не справляешься, не вывозишь.

Константину есть, с чем сравнивать: долгое время он жил в Польше, кроме того, играл в Ливане — и ни там, ни там не смог почувствовать себя «своим». В Украине, говорит он, в этом плане гораздо комфортнее. Сейчас изучает местный гандбол и думает создать здесь новый проект.

«Готов был чуть ли не драться со сторонниками режима»

— Даже если бы на меня было заведено уголовное дело в Беларуси и я остался бы в стране, психологически не выдержал бы. Как это: после всех наших событий просто жить, делая вид, что ничего не произошло?! Я для себя определил, что сейчас власти создали из Беларуси Белоруссию — страну, где пахнет кровью, ложью и лицемерием, где очень тяжело находиться.

Технику, конфискованную пять месяцев назад, адвокату спортсмена вернули лишь недавно — а некоторые вещи до сих пор не отдали. «Там какие-то грамоты, майки и худи с надписью «Играй честно» и «Народ — чемпион», уж не знаю, что и какие эксперты еще хотят в них найти», — с иронией говорит Константин.

В Киеве, кстати, он провел ту самую тренировку на открытом воздухе, которая стала поводом для задержания в Минске. Говорит, нужно было закрыть гештальт и выполнить обещание, поставить для себя точку в этой истории.

После лета 2020-го у уволенного тренера появилось гораздо больше свободного времени, и он начал активно писать песни, связанные с ситуацией в Беларуси. Потом выпустил клип «Почем твоя совесть, спортсмен».

Будет ли продолжение? Константин не загадывает: говорит, занимается творчеством в охотку. А если это вдохновит еще кого-то — только рад.

— На клип «Почем твоя совесть, спортсмен» откликнулся кто-то из тех, кого вы имели в виду?

— Нет, все сидят, как мыши. Я знаю, что люди смотрели и смотрят, следят за моей активностью — это видно по просмотрам в сторис, по каким-то отзывам через третьи руки. Но лично никто не отозвался.

До этого, как рассказывал оператор канала «Ч***нок» Ярослав Писаренко, наш известнейший гандболист Сергей Рутенко был в эфире ОНТ и заявлял, что готов вести какой-то диалог, общаться с несогласными. Я публично сказал: да, конечно, давай поговорим. Тем более, мы очень хорошо знакомы. Но никто не отозвался.

Я знаю Сергея: он человек с характером, в хорошем смысле готов «подраться», отстаивать свою позицию. И, честно говоря, думал, что он отзовется.

Раньше я ненавидел тех, кто активно поддерживает режим и был готов чуть ли не драться с ними, когда видел кадры, как разгоняют мирные акции: избивают, женщин за волосы тягают, студентов этих лупят, бабушек-дедушек даже не жалеют.

Сейчас я хочу оставить это все на их совести. Я уверен, что время все расставит по местам, и каждому рано или поздно придется смотреть в глаза коллегам и отвечать — за действие или бездействие.

«Из спорта нужно убирать всю шелуху»

О спортивных разочарованиях года Константин Яковлев говорит очень определенно: их нет.

— Я радуюсь поражениям сегодняшнего «режимного спорта», и очень доволен, когда представители так называемой сборной Беларуси по футболу проигрывают одну игру за другой с разгромным счетом. У меня это вызывает только положительные эмоции. Ведь это же не спорт — это подхалимство в чистом виде, подмена профессионализма лояльностью режиму.

Болеть не за что, все эти поражения — не случайность, а закономерность. Хотя понятно, что с каждым месяцем, даже днем, мы планомерно откатываемся назад, потому что в мире не хотят иметь дело с «Белоруссией». Осталось разве что устроить соревнования местного формата, и играть самим с собой; или ездить в Афганистан, Сирию, Иорданию — играть с теми ребятами, с которыми власть дружит, быть «чемпионами двора».

Разочарование у меня вызывают другие вещи. Когда Фазель приезжал и обнимался с Лукашенко. Или когда затухает белорусская повестка, и какие-то международные соревнования все же проходят в Беларуси.

Или, например, реакция УЕФА на очевидные нарушения в белорусском футболе — есть факты, свидетели, доказательная база, а этого оказывается недостаточно.  (В середине осени был опубликован доклад о дискриминации спортсменов по политическим мотивам со стороны Белорусской федерации футбола. УЕФА заявил, что приведенных фактов недостаточно, чтобы применить санкции к белорусской стороне.

Сейчас дело принял к рассмотрению арбитражный суд в Лозанне, но чтобы началось разбирательство, белорусскому фонду спортивной солидарности необходимо в кратчайшие сроки внести 22,5 тысяч евро — С.)

— Хочется верить, что есть не только разочарования, но и поводы для радости, и те, кто вдохновляет…

— Да, это все те свободные спортсмены, подписавшие письмо за честные выборы, кто не отозвал свои подписи, несмотря на давление. За таких людей я горд и готов стоять горой.

— Долго ли придется восстанавливать белорусский спорт после того, что с ним происходит сейчас, когда на руководящие должности ставят силовиков или лояльных людей из других сфер (вспомним гребца Александра Богдановича, возглавившего федерацию хоккея)?

— Мне кажется, в любом случае, кто бы ни пришел к власти, ту систему, которая сложилась сейчас в спорте, необходимо реформировать и убирать все ненужное, всю шелуху. Худший в истории медальный результат на Олимпиаде в Токио — он ведь случился не просто так, это было постепенное ухудшение результатов в результате такого «руководства».

Не может генерал или полковник, или бывший президентский охранник руководить спортом: он не знает, не понимает его, разве что представляет в общих чертах. И тут не действует армейская система управления. В спорте должны руководить, заниматься его развитием именно люди, вышедшие из спорта, хорошие менеджеры — целая команда.

Да, при любой реформе в первые годы результаты будут невелики. Но эта перестройка необходима — это работа на большую, долгосрочную перспективу.

«Бегом побегу к границе»

— Летом 2020-го вы резко бросили курить, обозначив новую жизнь. Какие еще вызовы могли бы принять, если скажут: Костя, нужно для победы?

— Я человек легкий на подъем, и иногда даже сам себя открываю с новых сторон, когда нужно решить какие-то творческие или организационные моменты, с которыми раньше не сталкивался. Поэтому даже не знаю, от чего бы я отказался. Любое дело или инициатива, которые могут помочь конкретному человеку или нам всем, чтобы победить этот режим — на все готов. И уверен, многие представителя Свободного объединения спортсменов под этим подпишутся.

Если я увижу, что набирается критическая масса людей, готовых, как бы пафосно это не звучало, умирать за страну — бегом побегу к границе, чтобы быть вместе с ними, бок о бок.

— Остаться или вернуться?

— Моя гражданская позиция напрямую связана с тем, чтобы моя «тройка», мои дети, семья жили в нормальном обществе, в цивилизованной стране. Может быть, даже главным образом я делаю все это ради них.

И если речь зайдет о том, чтобы наладить быт и поехать куда-то в Европу — жить, работать… Сейчас я и так живу не близко от Минска. На какое-то интересное предложение, которое будет позволять обеспечивать детей, конечно, я бы согласился. Если понадобится, все равно в любой момент можно сесть на самолет, прилететь в Украину, Польшу и Литву, а оттуда стартануть домой. Не загадываю, как сложится — мне кажется, уже готов ко всему.

Никто из тех, кто уехал, до последнего не хотел этого. Выезжали лишь потому, что было небезопасно оставаться — такие, как я, как Андрей Кравченко, Елена Левченко, уже посидевшие в тюрьмах и понимающие, как сложно что-то делать в этих условиях.

Но каждой частичкой тела и души мы — в Беларуси и с Беларусью. Никакие «плюшки» и заманчивые предложения не изменят этот приоритет. Важно не то, сколько денег ты заработаешь и на какой машине ездишь, главное — честь и достоинство, какой ты есть, каким останешься в памяти людей.

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.9(50)