Алексей Дикавицкий, Belsat.eu

Тихановская рассказала, будет ли участвовать в новых выборах

Светлана Тихановская дала эксклюзивное интервью Белсату в Вильнюсе, куда ее вывезли по приказу действующих властей после президентских выборов.

Фото: Belsat.eu

Неожиданно стала политической личностью и получила поддержку большого количества беларусов, которые подписывались за ее выдвижение в кандидаты. Неожиданно, согласно честным протоколам ряда избирательных комиссий – стала победительницей на выборах президента Беларуси.

Неожиданно, для себя самой, покинула страну. «Белсату» удалось побеседовать со Светланой Тихановской в Вильнюсе. Это первое после выезда интервью Светланы, в котором – ответы на вопросы наших зрителей. Беседовал Алексей Дикавицкий.

Расскажите о своей семье, о Микашевичах, где вы росли. Это правда, что ваша бабушка очень много разговаривала с вами по-беларусски в детстве?

— Да, это правда. Я родилась в Микашевичах, Брестской области. Каждое лето мы проводили у бабушки в деревне. Она разговаривала не на чистом беларусском языке, но на трасянке.

Но мы с детства слышали этот язык и могли на нем свободно разговаривать. Это не было для нас столь трудно, как сейчас для наших детей.

Я могу говорить по-беларусски, хотя мне немного тяжеловато. У меня обычная семья, обычные рабочие родители. У нас очень тесная связь с мамой, с папой и с сестрой. Между членами нашей семьи есть любовь. Мы всегда поддерживаем друг друга.

— Теперь вы в контакте?

— Да, мы сейчас в контакте.

— Как состоялась ваша встреча с детьми, когда вы уже приехали в Литву?

— Это была очень теплая встреча, они очень скучали по матери. Это было очень трогательно для меня. Моему старшему сыну 10 лет, которые я с ним была день в день.

Конечно, такая разлука для меня была неестественной. Мое сердце разрывалось на протяжении всего времени, которое пришлось быть без них. Я сейчас очень счастлива, что я здесь с ними.

— Никогда не было такого, чтобы вы так долго не виделись с детьми?

— Никогда.

— Наш зритель из Кобрина спрашивает, верующая ли вы?

— Я православная верующая. Вера для каждого, видимо, значит что-то свое. Я редко бываю в церкви, но считаю – если человек не ходит в церковь, это не означает, что он не верующий. Вера глубоко во мне. Опять же, возвращаясь к моей бабушке, она была певчей в церкви, и мы в детстве каждое воскресенье туда ходили. Мы научились, как себя там вести и что делать. Иногда для души хочется сходить.

— Помогает ли вам вера?

— Можно так сказать, но, видимо, не в такой степени, как глубоко верующие люди привыкли об этом думать.

— Следующий вопрос не простой, но если можете, то ответьте. Вопрос от нашего зрителя из Витебска: «Что произошло в кабинете Лидии Ермошиной, после чего вы решили выехать за границу?»

— Извините, конечно, но даже сейчас я не могу ответить на этот вопрос. Я не готова об этом говорить.

— Вопрос от зрительницы из Пинска. Мы 10 дней ходили с флагом, шили флаги, рисковали, а власть не изменилась. Если дальше Лукашенко останется у власти и задушит протесты, что нам делать?

— Вы понимаете, что только наше единство сейчас, наша вера в то, что мы все можем изменить, должна нами управлять. Мы не можем взять и опустить руки сейчас, потому что рискуют все и всем страшно. Но мы должны знать, что мы победим.

Что только вместе мы сможем добиться самоуважения, добиться уважения со стороны властей, добиться того, что наше право на выбор признают и мы проведем новые честные и прозрачные выборы, где выберем себе нового президента.

— Очередной вопрос от наших зрителей из Барановичей: «Светлана, мы всем сердцем за вас, голосовали за вас. Скажите, что вы наш президент. Объявите ли вы себя законно избранным президентом?»

— Знаете, сейчас я понимаю, что для многих именно этот момент принципиальный, но на самом деле сейчас важно только то, что у нас украли право выбора. Это очевидно всем и каждому, что эти выборы проходили с многочисленными нарушениями.

И эти выборы были сфальсифицированы. И сейчас невозможно узнать процентное соотношение и это уже не важно. Важно то, что у нас украли это право на честные выборы. И только новые честные, прозрачные выборы могут восстановить справедливость. Но эти выборы должны уже быть не с этим составом ЦИК, к которому у людей нет доверия.

На эти выборы должны быть допущены все наблюдатели, не только белорусские, но и зарубежные. И только тогда мы сможем понять, кто на этих выборах победил.

— Насколько я знаю, вы постоянно контактируете с лидерами стран Европейского союза. Скажите, что они вам говорят?

— Лидеры всех стран, с которыми мне удалось пообщаться, поддерживают беларусский народ, поддерживают его стремление защищать свои права на голос, на мирные демонстрации, на честные выборы.

Они видят в этом подвиг беларусского народа, что беларусский народ проснулся и наконец готов встать на защиту своих прав, которые должен иметь с рождения, согласно Конституции.

— Они спрашивают у вас, стоит ли вводить им санкции против Беларуси, или нет?

— Не спрашивают.

— А вы против санкций?

— Я не могу решать за других. Какие меры руководители предпринимают – это их позиция, мы никого абсолютно не просим о чем-то таком. Мы только благодарим всех за поддержку, за то, что они полностью понимают всю сложность ситуации и кризис, в котором сейчас оказалась Беларусь. Именно за моральную поддержку белорусского народа.

— Вопрос из Солигорска. Мы рабочие предприятия «Беларуськалий». Если кого-нибудь начнут увольнять, сможете ли как-то нам помочь?

— Во-первых, я хочу сказать спасибо всем рабочим, всем людям, которые решили таким образом проявить свою гражданскую позицию, которые не испугались и вышли на забастовки, потому что это легальный способ защиты своих прав.

И как вы знаете, уже создано много инициатив помощи бастующим и есть процедура предоставления этой помощи. Сейчас, конечно, все это только в начале своего пути, но я уверена, что эти инициативы окажут помощь каждому, кто столкнется с лишениями и любой несправедливостью во время этих забастовок.

— Вопрос из Гродно. Мы видим море бело-красно-белых флагов на акциях протеста. Означает ли это, что народ сам уже сделал выбор? Какой должна быть символика новой Беларуси?

— Это хорошо, что у нас народ решает. Так и должно быть. Но на самом деле это не первоочередной вопрос. Что касается символики, народ сам решит в будущем, но уже после того, как будут проведены новые выборы, когда осуществится право людей свободно выбирать себе президента.

— Похоже, что народ уже решил, люди выходят именно с этими символами, шьют их.

— Значит народ так решил. Это его право.

— Из Полоцка вопрос. Светлана Георгиевна, скажите, часто ли вам становится страшно? И что помогает вам преодолеть страх?

— Страшно… так же часто, как страшно каждому человеку, который сейчас находится в Беларуси. Мне лично помогает только то, что я вижу объединенность белорусов, их стремление к защите своих прав. Это стремление людей к свободной Беларуси –единственное, что мне сейчас помогает.

Я уверена, что и каждому белорусу сейчас помогает именно это ощущение единства. Ощущение того, что один за всех и все за одного. Человеческая поддержка друг друга – именно она сейчас важна.

— Ваш муж сейчас находится в тюрьме. Мы все очень переживаем за него. Быть может, это не совсем этично задавать такие вопросы. Но то, что массово писали о поддержке им так называемого «Русского мира» – это правда или нет?

— Я видела эти видео, и я не знаю, когда они были сняты. Я бы не хотела их комментировать. И я уверена, что при возможности вы ему зададите сами вопрос об этом.

— Вопрос из Минска. На каких условиях вы готова вернуться в Беларусь, на родину?

— Если буду чувствовать, что я и мои дети в безопасности.

— Это возможно при нынешней власти по-вашему?

— Нет.

— Получается так, что вы вернулись бы тогда, когда бы у власти не было человека, который сейчас управляет страной?

— Да. И это большой стимул к тому, чтобы мы одержали эту победу.

— Возможно, это интервью увидит на «Белсате» кто-то, кто сможет передать его содержание вашему мужу. Что вы могли ему сейчас сказать?

— Я знаю, что он очень за нас переживает, но я хотела бы ему сказать, что я люблю его, думаю о нем каждый день. Чтобы он в нас верил, чтобы он верил в беларусских людей.

— Скажите, у вас не было раньше такого опыта, речей перед большим количеством людей, но вы произносите все очень хорошо и спокойно, не срываетесь. Как так у вас получается?

— Я вообще спокойный человек по своей натуре. Каждый раз все равно переживаю перед каждым интервью или пресс-конференцией, это все очень для меня тяжело. Но беру себя в руки, иду и делаю. Чего срываться, там же такие же люди, как и я.

— Скажите, если это не совсем частный вопрос, о котором вы не хотели бы рассказывать. Как вы познакомились с Сергеем? Как вы влюбились?

— Мы познакомились с ним в клубе, где он был руководителем. Я пришла потанцевать, так и познакомились.

— Сколько это лет назад было?

— Будет 16 лет в октябре, как мы поженились. Познакомились – уже 17 лет назад.

— Вам сильно его не хватает?

— Очень.

— Сколько вы уже не виделись?

— Три месяца.

— Светлана Георгиевна, как вы думаете, откуда столько зверства у этих так называемых правоохранителей, которые били людей? Это же тоже наши белорусы.

— Я когда увидела эти фотографии, была настолько шокирована, что вообще очень долго не могла успокоиться, взять себя в руки. Потому что я не могла поверить и до сих пор не верю, что это делал белорусский ОМОН.

Потому что, мне кажется, даже ОМОН в Беларуси хороший. И что они не способны на такое зверство. Я, конечно, не могу утверждать, но я не хочу в это верить. Ведь наши беларусы, они такие же, как и мы люди.

У них у каждого есть семья, есть родные. Для меня это… (пауза) вот не хочется мне верить, что там за этими масками прячутся беларусы, не хочется.

— Много сейчас говорят о том, что этих людей предстоит судить за то, что они сделали. Как вы думаете, это правильно? Или они, просто можно сказать, выполняли приказ.

— Если точно станет известно, что тот или иной человек это делал, то, конечно, он совершил преступление. Мы просили не выполнять преступных приказов.

Но они этот приказ выполняли. Но я не знаю, личная ли это ответственность каждого силовика, который это делал. Я не знаю, как с ними нужно поступить. Думаю, что это должен все-таки решать справедливый суд.

Но простить такое, конечно, нельзя. Каждый из них вообще должен спросить у себя, может ли он сам себе простить такие зверства. То, что делали с обычными людьми, то, как их избивали – это не о политике. Это садизм.

— Скажите, пожалуйста, кого вы видели бы посредником в переговорах с Александром Лукашенко, если бы такие переговоры состоялись? Это какая-то страна, какой-то человек, какая-то организация?

— Считаю, что этот вопрос должен решаться внутри страны, без вмешательства извне. Именно поэтому был создан Координационный совет, который мы предлагаем в роли посредника в переговорах с властью для решения того кризиса, который сейчас назрел в стране и для проведения мирных переговоров, чтобы мы пришли вместе к организации новых честных и прозрачных выборов.

— А вы будете баллотироваться в этих новых выборах? Будет ли ваш муж? Который, естественно, должен быть освобожден.

— Конечно, освобождение политзаключенных, это одно из требований всех бастующих, это одно из требований всего беларусского народа. Я не планирую сама (смеется).

— Хватает уже политиков?

— Да. Более чем.

— Сейчас я попрошу вас посмотреть в камеру и сказать несколько слов беларусам. Тем миллионам, которые за вас голосовали.

— Я бы хотела сказать не только тем беларусам, которые голосовали за меня, но и тем, кто голосовал за других кандидатов. У каждого есть свое мнение, но все должны понимать, что эти выборы были нечестными, непрозрачными и они были сфальсифицированы.

Это значит, что украли наше право выбора. И мы должны это право себе вернуть. И очень хочется, чтобы кризис, который сейчас назрел в стране, быстрее закончился. Но он закончится только тогда, когда у нас будет налажен диалог между властью и народом. Но на это может повлиять только сам народ.

Беларусы должны выстоять, забастовки должны шириться. Только в этом случае власть услышит людей и пойдет на этот диалог. Тогда мы создадим оптимальные условия ради проведения новых честных и прозрачных выборов и выберем себя достойного президента нашей страны для безопасного и светлого будущего.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4 (оценок:3)