Общество

Яна Соколова

«Свободы в польской школе больше, чем в белорусской, и это касается не только формы или внешнего вида»

О дресс-коде в школах стран ЕС — из уст белорусов, которые вынуждены были уехать с родины из-за преследования по политическим мотивам.

— Форму в Литве носят не во всех школах, но там, где она введена есть вполне логичные правила, — рассказывает Мария, мама второклассницы. — В Вильнюсе форму покупают в специальном магазине при ателье. Похоже, он один на весь город, и там отшивают форму для всех. Благодаря этому не получится купить не то — консультанты хорошо знают все особенности каждой школы.

На выбор можно собрать комплект из юбки или сарафана с пиджаком для девочки и брюками, жилетом или пиджаком для мальчика. Там же можно выбрать рубашки и подходящие джемперы, но стоят они обычно дороже, чем в обычных магазинах, а специфических требований к ним не предъявляют.

Стоит форма недешево — юбка и сарафан около 35 евро, пиджак ближе к 40. Плюс в том, что материал довольно стойкий, и, если дитя не вырастет за год, форма будет прилично выглядеть и год спустя.

Чаще всего в том же магазине можно купить нашивки с эмблемой школы, аксессуары в цвет формы, так что при желании можно не покупать целый комплект, а комбинировать специальные вещи с простыми, прошедшими апгрейд, например, использовать юбку из специального набора, обычную рубашку и кофту, но с нашивкой или галстуком.

По словам Марии, школьная форма — обязательное требование, но администрация всегда может пойти навстречу. Например, детям из Украины, которые присоединились к классу позже, разрешили не покупать форму до начала нового учебного года.

— Уверена, в преддверии первого сентября им также помогут с этим.

Что касается требований к внешнему виду школьников – прически, макияжа, маникюра, Мария полагает, что, судя по ее наблюдениям, запреты если и есть, то не строгие.

— При этом подчеркну, Литва в принципе страна, где люди не любят эпатировать внешним видом. В той или иной степени это касается и подростков.

Бизнесмен Дмитрий — отец двух дочерей — уехал с семьей из Беларуси в Познань в 2021-м, через год после выборов.

— Я еще на пикете по сбору подписей за выдвижение Светланы Тихановской решил для себя: если ничего не изменится — уеду, — рассказывает «Салідарнасці» Дмитрий. — Невозможно больше терпеть, да и незачем. Жизнь одна, хочется прожить так, как ты хочешь, а не так, как тебе ее навязывают.

По словам Дмитрия, теперь за дискуссиями в чате класса, в котором училась старшая дочка, он наблюдает с совершенно иными эмоциями.

— Кто-то из родителей предложил: давайте мы не будем покупать цветы на линейку 1 сентября, а перечислим эти средства детям с тяжелыми заболеваниями. Договорились. И тут одна мама говорит: может, 60 рублей оставим все-таки учителю на букет?

Вот как так? Вы же договорились не покупать цветы, перечислить деньги в фонд, а детей отправить на линейку с шариками. Нет, все равно надо и букет. Вы кто, вообще, люди? Рабы?

Жена Дмитрия Наталья рассказывает, что в польской школе, в отличие от белорусской, учебники бесплатные, и формы никакой специальной не нужно.

— Единственное, просят, чтобы дети не носили рваные джинсы. Обувь любая. Старшая дочка ходила в школу в джинсах и майке, младшая — в брюках и кофточке.

В белорусской школе у девочек был дресс-код: темно-синий низ, белый верх плюс галстуки с эмблемой школы.

Дочери рады, что теперь им не нужно носить форму, никто не промывает им мозги и не задают столько домашки, как в белорусской школе. Им больше не надо тратить 3-4 часа ежедневно на выполнение домашнего задания. Они за час справляются.

В первом классе младшую дочь задергали с отступанием клеточек и оформлением домашней работы. В польской школе такого нет, можешь писать любыми чернилами — например, красными или зелеными.

Еще в польской школе не используют тонкие тетради на 12 листов, у старшей была полуобщая тетрадь по математике на весь год. Учебники очень интересные. Часть из них не просто книги, а рабочие тетради. Например, по английскому и биологии.

Девочкам нравится тут учиться. В белорусскую школу они не хотят возвращаться.

Камила Левчук семь лет училась в брестской школе, второй учебный год у нее начнется в школе в Белостоке.

— Ведаю, што ў Польшчы ў некаторых школах ёсць форма, але ў нас яе няма. Памятаю, як у Беларусі я прыйшла ў школу ў белых джынсах, мяне сустрэла настаўніца і сказала, што ў такой форме ты не спадабаешся настаўнікам. Мяне адправілі дадому пераапранацца. Зразумела, што потым я ўжо не вярталася ў школу.

Тут мы можам хадзіць у чым нам падабаецца. Можна ў спартовых касцюмах. Сукенкі, у тым ліку яркія, а не чорныя і белыя, і шорты можам насіць. Звычайна апранаю ў школу джынсы і яркую майку з малюнкам.

Фото Камилы Левчук

Зразумела, нельга прыйсці ў школу ў кароткім топе, які агаляе жывот. Але сапраўды дзеці не так часта ў такім адзенні ходзяць на вуліцы.

Красоўкі ніхто не забараняе. Калі холадна на вуліцы, просяць браць зменку, каб не занесці бруд у школу.

Настаўнікі супраць таго, каб у нас былі пафарабаваныя валасы ці доўгія пазногці, ці нейкі макіяж. Але што мне падабаецца, самі настаўнікі прытрымліваюцца такіх жа правілаў. Памятаю, настаўніца ў Беларусі была з чырвонымі валасамі. І я думала: чаму нам нельга, а ім можна.

Фрызура можа быць любая — як у дзяўчат, так і ў хлопцаў.

Фото Камилы Левчук

Яшчэ адно адрозненне ад Беларусі: у польскіх школах няма традыцыйных бацькоўскіх сходаў, замест іх — індывідуальныя сустрэчы. Калі нехта з бацькоў хоча паразмаўляць з настаўнікам, трэба напісаць ліст у дзённіку ці на мэйл. Чалавек з вуліцы ў школу проста так не патрапіць. Трэба, каб нехта з настаўнікаў яго сустрэў.

Свабоды ў польскай школе больш, і гэта датычыць не толькі формы ці знешняга выгляду. У беларускай школе наогул вельмі строгія правілы: напрыклад, можна купляць толькі такі сшытак ці дзённік.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 5(11)

Читайте еще

Левшина: «Кое-кто явно перепутал причинно-следственные связи, решив сделать журналистов ответственными за события 20-го года»

«Калі гэты працэс будзе даведзены да канца, то гэта безумоўны прыклад пераследу касцёла ў Беларусі»

Конвейер репрессий. От 4 до 14 лет: вынесен приговор по «делу БелаП*Н». Власти забирают у верующих Красный костёл. Журналиста Анджея Почобута добавили в «террористический список»

Конвейер репрессий. Дашкевич переведен в колонию – и уже в ШИЗО. Плюс 15 политузников. Против певицы Мерием Герасименко возбудили дело по «народной» статье. Задержан главный инженер «Милкавиты»

«В Польше я пока проигрываю материально. Но здесь безопасно и не чувствую себя обслуживающим персоналом»

«Девочкам 14 лет можно поднимать груз не более 3 кг. Кто будет взвешивать на поле, сколько дети носят картошки в ведре?»