Сванидзе: «Лукашенко говорит Москве: я ваша единственная надежда»

Почему переговоры Лукашенко и Путина не похожи на нормальные переговоры двух президентов.

Известный российский журналист Николай Сванидзе прокомментировал прошедшую встречу в Кремле. На вопрос журналиста Эха Москвы, что в этот раз между Путиным и Лукашенко не было никаких конфликтов и присутствовало полное взаимопонимание, он отметил:

— Я не согласен. Потому что когда я смотрел пресс-конференцию, у меня возникло другое впечатление. Потому что когда Лукашенко говорил, Путин какие-то звуки издавал.

Чего-то ухмылка какая-то бороздила его лицо. Какие-то звуки были. Крякал он или что-то, хмыкал. И у меня не было ощущения полной поддержки. Это, во-первых.

Во-вторых, я извиняюсь, Путин сравнил Лукашенко с талибами. Запрещенными в РФ. Путин сравнил вроде бы в пользу Лукашенко. Что Лукашенко лучше, чем талибы. Но знаете, это как старая русская пословица: незваный гость хуже татарина. Сразу оговорюсь, что она очень старая имеется в виду, конечно, не этнический татарин, а татарский набег.

Так или иначе, сравнение Лукашенко с талибами в устах Путина я думаю, что вряд ли польстило Александру Григорьевичу. Я думаю, что отношения очень сложные. Крайне сложные. Симпатии там нет, никакого тепла там нет.

Лукашенко чего добился. Он добился, во-первых, того, что осталась очень низкая цена газ. Это его большая победа. Во-вторых, он добился того, что в отношении политической интеграции воз и ныне там. Даже экономической. Потому что нет общей валюты. А нет общей валюты – значит, не может быть общего экономического пространства.

Общей валюты не будет в ближайшее время, потому что Лукашенко настаивает на том, что станок должен быть в Минске. Путин, естественно, – чтобы станок был в Москве. Что логично. Лукашенко против. То есть Лукашенко говорит Москве: вы знаете, ребята, вы меня поддерживаете, я конечно с вами, я сложный переговорщик, вы со мной хлебаете, но если меня не будет, то на смену придет другой человек, который сразу повернет Беларусь к Западу. Поэтому я ваша единственная надежда.

А своим он говорит, которые уже его не любят: ребята, вы меня, конечно, не любите, но если меня не будет – то Путин слопает Беларусь. Слопает. А я вот плохой, но я сопротивляюсь. Вы меня злым считаете, но я сопротивляюсь. Я Беларусь не сдаю. И он по-прежнему играет на две страны. И играет кстати очень умело. Поэтому я не исключаю, что тот шаг, который сделан – это шаг вполне себе формальный, — считает Николай Сванидзе.

На вопрос, почему переговоры и все взаимоотношения Лукашенко и Путина не похожи на нормальные переговоры двух президентов, он отметил:

― Потому что это два человека, которые черти сколько лет сидят у власти. Два человека, которых обвиняют фактически в узурпации власти. Два человека, которые не собираются уходить от власти. Два человека, очень далекие от демократических представлений о власти. В этом смысле они похожи. А так они очень не похожи. Они друг другу не симпатизируют. Но вынуждены друг на друга опираться и друг друга поддерживать. Спиной к спине. Поэтому них такие очень странные переговоры. Не переговоры Меркель с Байденом. Совершенно другая ситуация.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 5 (оценок:38)