Стрижак: «У белорусской власти есть цель — сделать так, чтобы мы поверили в то, что проиграли»

Сооснователь фонда BYSOL Андрей Стрижак — о госпропаганде и о том, что мы можем противопоставить навязываемой властями атмосфере страха.

Иллюстративный снимок. «Марш цветов» в Вильнюсе 7 марта, жест солидарности с женщинами белорусского протеста. Фото Кулуары KYKY

В интервью Маланка Стрижак процитировал фразу из «Служебного романа»: если госпропаганда кого-то чихвостит, значит, это хорошие сапоги — надо брать.

— Неделю в прайм-тайм мое честное имя пытались сделать нечестным — это немного льстит, поскольку огромное количество денег на это потрачено, — заметил активист. — Смешно читать о том, какие роскошные у нас апартаменты и шикарные автомобили.

Стрижак добавил, что главный показатель работы структуры — эффективность и дела.

— У белорусской власти есть одна-единственная цель — сделать так, чтобы мы поверили в то, что проиграли. Это все делается для того, чтобы попытаться сохранить управляемость ситуацией. Вы сами видите, какие усилия предпринимаются для того, чтобы уничтожить репутацию ключевых персон, которые сейчас говорят от имени протеста.

Светлана Тихановская, Павел Латушко, Франак Вечорко — люди, по которым прицельно бьет пропаганда. Так что не только фонд (BYSOL — прим. «С») сейчас под прицелом. И мы отлично понимаем, что все попытки, в том числе рассорить эти структуры, — это тоже делается пропагандой для того, чтобы ослабить общее движение.

Андрей Стрижак отметил, что протест против того, что происходит в стране, не утих.

— Люди по-прежнему не согласны с тем, что их победу украли, с тем, что потом их избили, с тем, что в стране установился полицейский режим, близкий к оккупационному.

Нас на самом деле много, даже среди тех структур, на которые власть опирается. Даже в рядах чиновников большое количество людей голосовало за перемены.

Как считает сооснователь, в силовых структурах также много сторонников перемен. Это доказывают сливы BYPOL.

— Внешне власть пытается дуть щеки… Но даже если на ВНС Лукашенко сказал делегатам: едете домой, нигде не останавливайтесь. Ну что это? Это атмосфера страха, в которой они сами живут, и они пытаются ее экспортировать в наше общество.

А у нас должна присутствовать атмосфера понимания, что да, не победили быстро, потому что не было структур, не было опыта, лидеров, но мы быстро учимся. И каждый человек, который у себя во дворе организовывает протест, — он уже лидер. Процесс уже не остановить…

Власть взяла курс на формирование оккупационного режима, в котором невозможно будет высказывать никаких альтернативных мнений и (проводить – прим. «С») протестных акций.

Это сигнал обществу: если протесты будут утихать, у власти будет больше ресурса для того, чтобы уничтожать все, что ей не нравится. Беларусь, которую себе представляет сегодняшняя власть, — это страна без лишних граждан. А лишними гражданами они считают нас с вами.

В интервью Андрей Стрижак упомянул о проекте, который BYSOL реализует совместно с офисом Светланы Тихановской и BYPOL: международная уголовная юрисдикция — преследование преступников, которые пытали людей во время протестов.

— Важно: подозреваемые вносятся в базу Интерпола. В отличие от визовых санкций, это не политический вопрос, — пояснил Стрижак.

Он обратился к сотрудникам силовых структур:

— Выйдя на пенсию в 45 лет, вы наверняка захотите устроиться на какую-то новую работу, так вот, просто чтобы вы понимали, что список Интерпола — это на всю жизнь, и любой выезд за границу будет чреват для вас арестом. Плюс на ваши счета могут быть наложены ограничения.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.8 (оценок:118)