Григорьев: «Спустя тридцать лет «сидения на седалище» самооткопался Илья Муромец»

Российский журналист, большую часть времени проживающий в районе тропиков, – о удивительных эфирах, появившихся в период коронавируса в российском сегменте Ютюб.

– Психиатрии известно, что недобровольная изоляция шизофреников ускоряет течение болезни, – пишет Игорь Григорьев. – Грубо говоря, у скрытых или притаившихся кукух, оказывающихся взаперти, крыша отъезжает быстрее, чем на воле и свежем воздухе.

Некоторые из кейсов сопровождаются тихой «интеллигентской» симптоматикой, как, например, у Кончаловского:

«Наша культура находится на уровне европейской культуры XIV-XV веков. Это очень неплохо. Тогда в Европе были Леонардо и Микеланджело, которых сегодня у них нету. И мы находимся по отношению к европейцам в более выгодном положении. Европа уже докатилась до пропасти, а мы, к счастью, отстали. У нас остались ценности той Европы, где существовали нормальные отношения между полами, правильное отношение к метафизике. И я надеюсь, что мы отделимся от нынешней Европы каменной стеной». (Это из его недавней видеобеседы с директором Сколково).

Некоторые кейсы – буйные, как у младшего брата Кончаловского – Никиты Бесогона.

Оживились и психотерапевты – и в мирное время психически нестабильные люди, пошедшие в профессию, чтобы разбираться со своими собственными е*обо за чужой счет.

Спустя тридцать лет «сидения на седалище» самооткопался Илья Муромец отечественной психотэрапэвтики Кашпировский и собирает многомиллионные просмотры на том же YouTube, как будто не было последних тридцати лет информационной революции с её IT и AI прорывами, с вайфаем в самолетах, спутниками Маска, да что там говорить, просто с электронными книжками, в которых умещаются все тома БВЛ.

Наблюдать за обнаруживающимися кейсами и тревожно и весело. Примерно также как ржать над заваливающимся под забор пьянчужкой. С одной стороны, надо бы помочь человеку, с другой – кто виноват, если сам нажрался.

Григорьев: «Жизнь в клетке птичку не устраивает»

Как и у хронов, у новых шизофреников наблюдается устойчивая анозогнозия – отсутствие осознания того, что пациент болен. Учебник по психиатрии для студ. мед. вузов так описывает этот побочный эффект: «Врачам иногда приходится сталкиваться с отрицанием болезни не только самим больным шизофренией, но и его близким окружением, что встречается даже среди достаточно образованных людей».

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.9(51)