Список Воскресенского. Большинство политзаключенных отказались просить пощады

Шанс получить помилование в результате посредничества Круглого стола демократических сил (КСДС) Юрия Воскресенского был у 630 политических заключенных, воспользовались возможностью около двухсот, сообщают Naviny.

«Самый быстрый путь выйти на свободу»

С начала лета КСДС рассылал письма по следственным изоляторам и колониям. Предлагал политическим заключенным, которых руководитель организации Юрий Воскресенский называет лицами, пострадавшими от электоральной кампании 2020 года, осознать вину. «Это самый быстрый путь выйти на свободу», — сказал Воскресенский в комментарии для Naviny.by.

Всего в списке «пострадавших от электоральной кампании, который формирует правозащитная комиссия КСДС, 735 человек», сообщил Воскресенский. В начале июня, когда КСДС начал рассылать письма, фамилий в этом списке было меньше — 630, и на каждую из них было отправлено послание.

Изначально КСДС вел речь об амнистии, но по заявлению ряда госорганов, сказал Воскресенский, «амнистия нецелесообразна, поэтому было принято решение идти по более компромиссному варианту — помилованию».

Больше письма отправлять никому не будут, хотя в списке останутся все 735 человек. Воскресенский аргументировал это тем, что «люди взрослые, пусть думают сами, ведь о нашей инициативе все писали, когда “новые задержанные” были еще на свободе. Так что они в курсе».

Собеседник утверждает, что на сегодняшний день от тех, кому были отправлены письма, КСДС получил около 200 заявлений, в которых осужденные изъявляют желание просить Лукашенко их помиловать.

Первую часть списка (сто фамилий) передали Лукашенко 9 августа, вторую — 1 сентября. По словам Воскресенского, на прошлой неделе состоялось заседание Комиссии по вопросам помилования и освобождения от уголовной ответственности при президенте Республики Беларусь, решение которой ему не известны.

«Мы надеемся, — сказал Воскресенский, — что наша работа по освобождению лиц, пострадавших от электоральной кампании 2020 года, начнет приносить более масштабные результаты».

Среди двухсот человек, которых теоретически могут помиловать, есть и те, кто не писал заявлений в адрес КСДС. Например, не сообщал о своей готовности просить о помиловании журналист, член правления не признаваемого властями Союза поляков Беларуси Анджей Почобут.

Его, как пояснил Воскресенский, включили в список рекомендованных для помилования «из уважения к братскому польскому народу, и уверены, что он и второй активист польского национального движения Анжелика Борис вскоре окажутся на свободе».

Во время «Большого разговора с президентом» 9 августа глава КСДС заявил, что «ручается головой» за тех, кто включен в переданный Лукашенко список на помилование. Отвечая на вопрос, не изменил ли он своего мнения, Воскресенский сказал, что нет: «Для освобождения раскаявшихся осужденных граждан используются все методы, в том числе личное поручительство».

При этом, добавил он, «определенное волнение вызывает то, что некоторые люди нарушают обязательства». Воскресенский привел в качестве примера поступок адвоката Ильи Салея, который покинул Беларусь, нарушив условия меры пресечения.

Воскресенский отметил, что «нельзя быть эгоистом», ведь власти смотрят на поведение тех, кого освободили, когда принимают решения о досрочном освобождении других осужденных.

«Если власть проявила к тебе милосердие и гуманность, нет ничего зазорного в том, чтобы сказать “спасибо” и оценить», — такова позиция руководителя КСДС.

Почему отказываются?

Получается, что лишь треть тех, кому разослал письма КСДС, согласились писать ходатайство о помиловании. Некоторые восприняли такое предложение как оскорбление.

Активист «Европейской Беларуси» Андрей Шарендо сбежал от преследования белорусских властей за границу, его жена Полина Шарендо-Панасюк отбывает наказание в колонии. Их малолетние сыновья остались с бабушками в Бресте. Квартиру Шарендо обыскивали не раз, и вот 13 сентября, сообщил он на своей странице в фейсбуке, силовики пришли снова. По словам Шарендо, сотрудники КГБ одновременно обыскали его квартиру, жилища его родителей и Полины.

Шарендо написал, что через родителей ему предлагали подписать прошение о помиловании. Ранее он сообщил в фейсбуке, что его жена дважды получала письмо от КСДС и отказывалась его подписывать.

На просьбу Naviny.by рассказать о произошедшем Шарендо сказал, что отказывается от комментария в тексте, где фигурирует Воскресенский: «Я не хочу иметь с ним ничего общего. Это из-за инициативы его организации людей пытают в тюрьмах, а Полина дважды оказалась в карцере после отказа написать прошение о помиловании».

Еще до начала судебного разбирательства получили вышеупомянутое письмо КСДС Мария Колесникова и Максим Знак. Ни она, ни он не согласились писать ходатайство о помиловании. Адвокат Колесниковой Владимир Пыльченко отметил на онлайн-пресс-конференции 6 сентября, что его подзащитная и Знак не признают вину, а «каяться можно в том, что совершил, но не в том, чего не совершал».

Письмо от КСДС пришло и находящемуся за решеткой гомельскому правозащитнику Леониду Судаленко. «Воскресенский предлагал до 31 августа покаянную написать. Я пока выбрал суд. Он ведь доверенности от того, кто милует, не приложил. А вдруг провокатор», — отметил Судаленко в письме, копия которого есть у Naviny.by.

Закрытый суд по делу Судаленко начался 3 сентября в Гомеле, планировалось заслушать 61 свидетеля. Это люди, которым правозащитник помогал оплатить штрафы, обжаловать решения судов. Следствие расценило это как «организацию и финансирование действий, грубо нарушающих общественный порядок».

Каго памiлаваў Лукашэнка. Першыя iмёны i хто далей

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 1.5 (оценок:17)