Филин

Ирина Морозова

«Сотрудничество с Советом Европы сохранит взаимодействие с белорусским обществом, когда власти не готовы исполнять европейские стандарты»

Юрист — о том, почему сотрудничество демсил с Советом Европы важно уже сегодня.

Филин продолжает обсуждать с экспертами уникальную ситуацию: Совет Европы, поставив на паузу взаимоотношения с белорусским правительством, начал работу с представителями демократических сил и гражданского общества.

Это важный шаг для интеграции в европейское сообщество, но увидят ли результаты белорусы прямо сейчас или речь идет о заделе на будущее?

О том, чем принципиально отличается взаимодействие с официальным Минском и демсилами и какие задачи поможет решить новый формат, Филину рассказал председатель Белорусского Хельсинкского комитета, участник контактной группы Олег Гулак.

— С 1992 года белорусский парламент имел статус спецприглашенного в ПАСЕ, а с 1993 года в Страсбурге лежит заявка Беларуси на вступление. Но в Совет Европы нас так и не приняли, — напоминает юрист.

По словам эксперта, дело было не только в моратории на смертную казнь: еще одним необходимым условием, которое Минск не спешил выполнять, было присоединение к европейской Конвенции по правам человека и признание компетенции Европейского суда по правам человека рассматривать жалобы на Беларусь. А после референдума 1996 года и перекройки Конституции статус спецприглашенного был приостановлен резолюцией ПАСЕ.

Тем не менее взаимодействие Беларуси с Советом Европы продолжалось. Все это время принимались так называемые action планы — набор мероприятий, реализуемых совместными усилиями (оплачивалось это европейской стороной). Предполагалось, отмечает Олег Гулак, что реализация таких планов происходит инклюзивно, транспарентно и партисипативно— то есть, все заинтересованные обсуждают их, общество участвует в принятии решений, в управлении страной и государством.

— К слову, — добавляет эксперт, — в программах предусматривалось предоставление Беларуси помощи со стороны СЕ в разработки процедур партисипаторного участия для новой редакции Закона о нормативных правовых актах: эксперты подробно прописывали опыт разных стран, как это можно сделать.

Белорусский Хельсинский комитет участвовал в этих процессах, у нас уже давно есть консультативный статус в конференции INGO – международных неправительственных организаций.

Однако возможности использовать огромный потенциал Совета Европы существенно ограничивались властями, поскольку получение их согласия было обязательным условием даже для работы с гражданским обществом. В последние годы взаимодействие свелось к конференциям по проблеме отмене смертной казни (их прошло в Беларуси четыре или пять).

Были практически заморожены процессы в в сфере борьбы с коррупцией, в развитии местного самоуправления, продвижения элементов правового государства.

Сохраняется участие Беларуси в ряде конвенций Совета Европы, но после выборов 2020 года и грубейших нарушений прав человека, несовместимых с европейскими ценностями, ПАСЕ приняла резолюцию о приостановлении взаимодействия с Республикой Беларусь.

—Тут важный момент, — обращает внимание Олег Гулак. — Эта оценка относится к действиям властей.

Но Беларусь — это, прежде всего, люди, гражданское общество и его структуры. И ценности Совета Европы совсем не о том, чтобы изолировать Беларусь в этом человеческом измерении, напротив, они хотели бы продолжать взаимодействие.

Создание контактной группы позволит сохранить взаимодействие со страной, с людьми в условиях, когда власти не готовы исполнять европейские стандарты. Эта ситуация совершенно беспрецедентная, новая модель и для Совета Европы, и вообще для логики международных отношений.

Чего ожидать от контактной группы, в которую вошли представители гражданского общества и демсил? По словам Олега Гулака, этот вопрос пока открыт, потому что планы конкретных действий еще не сформированы, процесс только стартовал:

— Наполнение содержанием будет зависеть от того, что практически можно сделать, с учетом того, что правительство в этом процессе не участвует. Есть острая проблема освобождения политзаключенных, защиты жертв репрессивной государственной системы, нужно искать способы ее решения.

Необходимо, но сейчас невозможно, например, проводить судебную реформу (а Совет Европы как раз специализируется на правовых реформах — Ф.), говорить о вступлении Беларуси в СЕ.

Но. Все эти действия требуют большой подготовки — не только чиновников, но и кадровых специалистов, экспертов, материалов, планов этих реформ. И эту подготовительную работу — обучение, экспертизу, разработку проектов — как раз можно делать даже без участия должностных лиц, силами гражданского общества. Чтобы потом, когда созреют для этого условия, процесс прошел быстрее.

Однако, говорит эксперт, речь идет не только о заделе на будущее:

— Обучение людей европейским процедурам, стандартам и ценностям — работа, которую нужно делать всегда. Независимо от того, происходит это после вступления в Совет Европы или до. Получение знаний — это на потом или важно сейчас, как на этот вопрос однозначно ответить? Чтобы разработать планы на будущее, нужно многое знать и уметь уже сейчас.

Еще один аспект, на который обращает внимание собеседник «Филина» — использование площадки Совета Европы и ПАСЕ для того, чтобы работать напрямую с правительствами этих стран, в том числе по правам белорусов, которые находятся за рубежом:

— Чтобы и сами белорусы знали о своих правах, умели их защищать, знали, какие есть для этого инструменты, каким образом это делать в национальных судах других стран и в Европейском суде. И это тоже вопрос не про завтра, а про то, что происходит сегодня.

Я против постановки вопроса «кому мы можем помочь сейчас», если это значит, к примеру, исключительно «добиться визы конкретным людям». То есть нельзя сужать работу с Советом Европы только до таких вопросов. Речь все-таки о страновом масштабе, стратегическом, если угодно, — о подготовке белорусов к взаимодействию с европейскими институтами, не когда-то завтра, а уже сейчас.

А эффекты эта работа будет приносить, конечно, и в долгосрочном плане. Например, если организовать стажировки для людей, которые не имеют возможности из-за их «нелояльности»  работать внутри страны — я не считаю, что это работа на будущее, это важно уже теперь.

Или, если говорить об отмене смертной казни, — это не только политическое и юридическое решение властей страны, но и вопрос гуманизации общества, люди должны понимать, почему такой меры не должно быть. Вопрос очень важный, и в этом направлении также будет работа.

Равно как важно продолжать информировать структуры Совета Европы и страны, входящие в него, о том, что происходит в Беларуси, чтобы в Европе было адекватное понимание происходящего — а из него уже строится дальнейшее взаимодействие и конкретные шаги и меры.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.7(12)