Сооснователь «Голоса»: «Когда Ермошина и Лукашенко начали нас «пиарить», интерес к проекту стал расти с новой силой»

Павел Либер об истории самого успешного белорусского стартапа и о том, каким он видит будущее родной страны.

Проект «Голос» появился как независимая платформа, внимание к которой в том числе было привлечено при помощи самих властей. Об этом сооснователь платформы «Голос» Павел Либер рассказал каналу «Маланка».

— «Голос» появился как совершенно аполитичная платформа. Он не представлял никакую из политических сил, в него даже никто из политиков особенно не верил. Никто не верил в то, что люди будут фотографировать бюллетени и присылать их. Какое-то время проект развивался абсолютно самостоятельно и уже ближе к выборам мы получили колоссальную поддержку от всех штабов.

Но изначально мы вообще не могли представить, сколько людей можем собрать, думали, ну, может быть, сто-двести тысяч…

Интересно, что когда мы достигли 700 тысяч, Ермошина и Лукашенко начали нас «пиарить». Это была очень дорогая реклама, хорошо, что нам не прислали счет, — смеется Павел Либер.

Он утверждает, что после того, как власти обрушились с критикой проекта, интерес к нему возрос с новой силой.

— Включилось и та часть аудитории, которая изначально сомневалась. Сработал принцип: если власть кого-то ругает, значит, этим ребятам точно можно верить.

«Голос» впервые показал весь масштаб фальсификаций, о которых на самом деле говорили всегда. Но одно дело, когда кто-то говорит и не может обоснованно доказать, и другое дело, когда миллион человек убеждаются на примере своих же фотографий, что их обманули. Это совсем другой эффект.

Миллион — это колоссальное количество людей, которое стало невероятным сюрпризом и для нашей команды. Я не знаю ни одной платформы в Беларуси, которая бы за три недели набрала такое количество пользователей. Мы смеемся, что это история самого успешного белорусского стартапа. «Голос» — это проект, которым я горжусь больше всего, — признался сооснователь проекта.

Он считает, что основной причиной доверия белорусов к «Голосу» стала потеря доверия к ЦИКу.

— Когда мы собрали репорт «Голоса», увидели, что каждый третий участок был с огромными фальсификациями! Проект оказал огромное влияние на восприятие того, как белорусский режим фальсифицировал выборы. Это произошло, потому что все сомневались в ЦИКе, в прозрачности выборов, и когда появилась очень простая и прозрачная возможность увидеть разницу между протоколами и бюллетенями, люди откликнулись. Многие, кто никогда не интересовался политикой, впервые своими глазами увидели этот объем фальсификаций и автоматически вовлеклись в политику, — говорит Павел Либер.

Результат последнего голосования на платформе он считает весьма красноречивым, хоть и опровергает саму возможность мирных переговоров.

— Я не верю, что с Лукашенко можно вести переговоры, сомневаюсь, что он на это пойдет. Но я уверен, что его можно принудить до такой степени, когда он будет вынужден бежать, и переговариваться тогда будут с кем-то другим.

770 тысяч проголосовавших — это очень много. Потому что мы сейчас находимся в совершенно других условиях, летом общество не было в том состоянии депрессии и страха, в котором находится сейчас. И в этих условиях набрать за две недели 770 тысяч человек — это очень много.

Мы снова всколыхнули общество и, самое важное, мы показали этому обществу, что их по-прежнему много. Все это время режим методично работал на то, чтобы убрать любую картинку большинства. Но как бы вас Макей и его друзья не убеждали, что в Беларуси все успокоилось и все нормально, вот посмотрите, какое количество людей просит. И это в условиях тотального террора!

Мы видим, что есть сотни тысяч белорусов, которым это надо прямо сейчас. А, значит, на самом деле их гораздо больше, потому что у нас не все есть на платформе, — объяснил сооснователь проекта. 

Он рассказал, что из-за значимости проекта его команда вынуждена была покинуть Беларусь.

— Отчет «Голоса» был не просто показан белорусам. Он использовался международным сообществом. На него ссылается ОБСЕ, когда заявляет о фальсификации выборов и непризнании Лукашенко легитимным. То есть, это достаточно сильный аргумент, который, думаю, нашей команде не простят, — уверен Павел Либер.  

Он рассказал, что никогда не занимался политическими проектами и раньше участвовал в разработке социальных государственных программ.

— Например, мы делали приложение для спасателей МЧС, помогающее определить количество кислорода в баллонах во время работы, приложение-тренер для деток с аутистизмом.

После «Голоса» мы создали платформу-агрегатор Digital Solidarity и проект «Кожны дзень».

Один из следующих проектов, над которым мы сейчас работаем, это проект телемедицины. Мы пытаемся создать решения для удаленной консультации с врачами. В первую очередь, это будет решение для белорусских врачей, пострадавших от режима, которые были уволены за свою гражданскую позицию или которые бежали за границу и еще не успели устроиться на работу.

Все эти проекты мы стараемся делать с заделом на будущее. То есть «Голос» — это будущий цифровой ЦИК, Digital Solidarity —это будущая платформа для благотворительности, которую может использовать кто угодно, «Кожны дзень» — это будущий цифровой учебник по истории, телемедицина — это будущее взаимодействие между пациентом и врачами.

Мы пытаемся строить некий образ новой цифровой Беларуси уже сейчас. Мы понимаем, что продукты, которые делаем, сейчас имеют скорее протестную направленность, но они все могут быть переиспользованы позже, — отметил специалист.

Как и многие, он считает губительным для Беларуси массовый отъезд IT-специалистов.

— Отток IT аукнется очень сильно. Эта сфера не требует больших  вложений. Это люди, которые генерируют деньги абсолютно при минимальных вложениях. Как говорят, ноутбук закрыл — и рабочее место убрано.

В это посткоронавирусное время все страны, наоборот, наращивают свой цифровой потенциал, понимая, что огромное количество бизнесов, государственных услуг передвигаются в цифровую область.

И на фоне этого, когда люди просто начинают вымываться в соседние страны, это приводит к деградации всей страны. Ведь это люди, у которых зарплаты выше среднего, которые помогают другим бизнесам, помогают создавать другие рабочие места. По сути, это все, в том числе, влияет на экономические триггеры, когда страна будет идти к экономическому дну еще быстрее, чем она идет сейчас, — уверен программист.  

Он рассказал, что в настоящее время живет в Литве, но не исключает возможность возвращения в Беларусь.

— Было бы здорово цифровизовать большое количество сервисов и услуг. Потому что сегодня технологии позволяют не нести этот балласт, когда ты перед тем, как идти в любое госучреждение, думаешь, ну все, день потерян, настроение испорчено.

Все процессы человека и государства могут быть цифровизованы. Все процессы взаимодействия людей и бизнеса тоже могут быть цифровизованы. Практически каждая область жизни может быть улучшена через IT-технологии.

Сегодня в принципе искусственный интеллект должен являться помощником для человека, в том числе, в управлении страной. Не подсказывать, что делать, а анализировать экономические показатели, показатели роста или убытка предприятий и т.д. и, соответственно, давать какую-то базу для принятия решений. Сегодня это можно делать гораздо быстрее и эффективнее, чем вот эти письма и приказы, которые люди днями шлют друг другу с предприятия на предприятии.

Смысла существования огромного количества современных министерств я вообще не вижу. Считаю, что гораздо меньшее количество людей, имея в руках правильные цифровые инструменты, могло бы выполнять свою работу гораздо более эффективно.

Но сейчас вся риторика со стороны режима сводится к тому, что давайте им зажмем гайки, давайте увеличим налог, давайте обязуем что-то делать бесплатно. Это и ведет к тому, что IT-отрасли может не остаться, потому что айтишнику очень легко уехать, — говорит специалист. 

Тем не менее, он видит Беларусь в будущем именно современной страной с передовыми технологиями. 

— Несмотря на всю эту тяжесть положения, Беларусь сейчас находится в очень привилегированных условиях, потому что мы сразу можем перескочить несколько этапов развития и прийти в цифровую эру за счет большого количества специалистов, знаний, технологий и прочего.

Есть люди, которые хотят это делать, просто никто не готов это делать в существующих условиях, потому что все понимают, что сейчас это неблагодарная работа, а в конце тебя еще, скорее всего, и посадят.

Но весь мир неумолимо движется к цифровизации, совершенно бесполезно этому противиться. И те страны, которые не будут этого делать, они просто очень быстро выпадут из всех мировых повесток, в принципе, выпадут из жизни, — уверен сооснователь «Голоса».

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.9 (оценок:89)