Смертность и экспорт. Зачем Беларусь скрывает статистику

В Беларуси перестали публиковать данные о смертности, а также об экспорте некоторых товаров, попавших под санкции. Эксперты считают, что это связано с идеологией и нежеланием властей слушать критику.

Среди данных, которые белорусские власти предпочли скрыть от широкой общественности, в первую очередь оказались данные о смертности — их Белорусский статистический комитет (Белстат) не публиковал с июня 2020 года, то есть практически всю пандемию коронавируса. В итоге Беларусь является единственной страной в Европе, которая не опубликовала количество умерших за 2020 год.

Кроме того, недавно Белстат скрыл статистику за январь-май 2021 года по обороту некоторых экспортных товаров. С сайта ведомства исчезли данные о минеральных и химических продуктах, пластмассах и резине, транспортных средствах и самолетах, а также машинах и механизмах. Именно эти товары попали под санкции Европейского Союза.

Секретные данные — не новость для РБ

Впрочем, в Беларуси такая ситуация не впервые. Директор Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра BEROC Катерина Борнукова отмечает, что Белстат всегда был закрытым ведомством. «Долгое время не публиковались цифры по безработице по международной методологии», — отмечает она.

А руководитель белорусского проекта «Кошт Урада» (koshturada.by), эксперт по данным Владимир Ковалкин напоминает, что в стране скрывали данные по табачной продукции: «По понятным причинам — огромная контрабанда идет и в Россию, и в ЕС».

Директор минского института «Политическая сфера» Андрей Казакевич также отмечает тенденцию большей секретности со стороны белорусского государства в последние годы.

— Например, ситуация с интеграцией с Россией, это важный вопрос, который определяет развитие страны на долгие годы, но власти не считают нужным давать какую-либо информацию. И в целом количество нормативных актов, которые имеют секретный характер, увеличивается, — говорит политолог.

Власти Беларуси скрывают данные по идеологическим причинам

Говоря о причинах таких действий властей, Борнукова отмечает, что это в основном связано с государственной идеологией, ведь засекреченные данные — самые критические в идеологическом плане.

— Данные по безработице не публикуют, потому что официально ее в стране нет, государство считает, что работу можно найти всегда. Цифры смертности — госпропаганда говорит, что пандемии у нас нет, ну или серьезного эффекта она не имеет. Хотя сливы некоторых данных намекают, что цифры смертности Минздрава отличаются в 15 раз, — поясняет экономист.

— Касательно сокрытия данных о товарах под санкциями, тут, с одной стороны, не хочется показывать, что они наносят ущерб, ведь чиновники говорят, якобы «санкции делают нас сильнее». С другой стороны, есть соображения, что власти не хотят показывать, что эти санкции можно как-то обойти, — говорит Катерина Борнукова.

Эксперт Казакевич поддерживает мысль коллеги:

— Это исходит из логики режима, что народу ничего не надо знать, ничего обсуждать и никого критиковать. Мол, государство знает, что делать, а обществу информация не нужна, ведь ее могут использовать в якобы «деструктивных» целях.

Аналитики смогут получить скрытые данные

Владимир Ковалкин также говорит, что белорусские власти считают себя непогрешимыми, не могут допустить провала, а поэтому прибегают к двум методам — врать и скрывать.

— Врут, когда данных недостаточно и аналитиков в сфере мало, чтобы разоблачить ложь. Если специалистов много, то врать сложнее, поэтому скрывают, а вакуум заполняют государственной пропагандой.

Но в целом ситуацию с отсутствием статистических данных эксперт не считает катастрофической, ведь все равно все можно узнать.

— Все данные можно пересчитать из других показателей. Например, реальную смертность аналитики смогут узнать, если, например, посмотрят на различные душевые показатели и пересчитают их — это просто усложнит работу специалистов, но не позволит скрыть данные полностью, — поясняет эксперт по данным Ковалкин.

Отсутствие экспортных данных политолог Казакевич также не считает проблемой: «Их всегда можно проверить по нашим торговым партнерам, это будет отражаться в их статистике».

Отсутствие данных влияет на эффективность работы госаппарата

Однако в целом политику скрытности в отношении важной информации Борнукова оценивает негативно, ведь данные помогают принимать рациональные решения.

— Люди начинают лучше понимать, что происходит в экономике, бизнес оценивает, упадет завтра покупательская способность белорусов или нет, инвестировать или нет. Неопределенность создает новые риски, а большие риски — это меньше инвестиций и медленное развитие.

А некоторые данные, по мнению экономиста, могли бы вообще иметь решающее значение для общества.

— Данные о смертности могли реально повлиять на восприятие пандемии, возможно кого-то это убедило бы носить маски и прививаться. А то, с одной стороны, мы говорим, что пандемии нет и данные не публикуем, а потом удивляемся, почему люди не стоят в очередях на вакцинацию, — отмечает Катерина Борнукова.

Между тем, ключевым эффектом отсутствия публичной информации по важным показателям Андрей Казакевич называет снижение уровня критики и эффективности работы государственных органов.

— У них нет стимулов, чтобы стремиться снижать негативные последствия. Власть будет чувствовать себя безнаказанно ввиду отсутствия отчета перед обществом и понимания, что кто-то может это оценить. Нет причин работать лучше и эффективнее, — констатирует политолог.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.5 (оценок:29)