Ирина Морозова

Сивицкий: У Минска нет ресурсов, чтобы принудить западные страны к переговорам на своих условиях

Почему у Минска не получится реализовать сценарий Анкары и шантажировать Запад мигрантами.

Беларусь-таки разрывает соглашение с ЕС о реадмиссии. Если в конце июня МИД лишь анонсировал «начало реализации процедуры приостановки действия», то сейчас Александр Лукашенко внес в парламент законопроект «О приостановлении действия Соглашения между Республикой Беларусь и Европейским союзом о реадмиссии лиц, пребывающих без разрешения».

Делается это, как сообщила пресс-служба правителя, в рамках «ответных мер на недружественные действия ЕС», и в ближайшее время соответствующие обязательства нашей страны будут «заморожены».

То есть, если раньше Беларусь обязывалась принимать обратно на свою территорию собственных граждан и «транзитных» мигрантов, нелегально пересекших границу ЕС, то после принятия закона делать этого не будет на вполне себе правовых основаниях.

Почему такая разбежка между началом процедуры и окончательной точкой? Директор Центра стратегических и внешнеполитических исследований Арсений Сивицкий полагает, что дело не в каких-то особых расчетах, а в отпускном периоде у парламентариев и времени на проработку решения.

Есть лишь одна загвоздка, впрочем, немаленькая, отметил эксперт в интервью «Филину»:

– У белорусской стороны формально будет правовое основание для того, чтобы не принимать нелегальных мигрантов, которые возвращаются с европейской территории обратно в Беларусь. Но решение упирается в одну юридическую особенность: Евросоюз не признает легитимность белорусских властей, начиная с августа прошлого года, и потому любое подобное решение также не будет иметь легитимности в глазах ЕС.

Хотя расчет официального Минска понятен – это дополнительный аргумент, который должен поддержать версию белорусских властей об их непричастности к созданию миграционного кризиса. Но, по факту, это ничего не меняет в отношениях между Минском и Брюсселем, а скорее, приведет к еще большему давлению со стороны Евросоюза на Беларусь, если эскалация миграционного кризиса продолжится.

А она, судя по ежедневному количеству нелегалов, не попавших в Польшу, Латвию или Литву, продолжается. Что произойдет, если большое количество мигрантов в итоге застрянет на территории нашей страны и это будет уже сугубо белорусская проблема?

– Если проанализировать действия Брюсселя и отдельных стран-членов Европейского союза и НАТО, граничащих с Беларусью, то их стратегия реагирования на миграционный кризис заключается как раз в том, чтобы превратить Беларусь в конечную точку концентрации нелегальных мигрантов. Как в свое время это произошло с Турцией, которая также попыталась разыграть карту миграционного кризиса с целью оказания давления на Брюссель.

В случае с Турцией это спровоцировало ряд мер как на уровне ЕС, так и со стороны отдельных государств: дополнительное усиление охраны границ, внешних и внутренних, включая заморозку действия Шенгенского соглашения. В итоге балканско-европейский маршрут стал недоступным для нелегальных мигрантов, беженцев, которые направлялись с Ближнего востока в Европу через территорию Турции.

Сейчас мы наблюдаем подготовку аналогичного сценария со стороны ЕС. Помимо того факта, что Брюссель оказывает финансовую и политическую поддержку странам Балтии и Польши в вопросах противодействия нелегальной миграции, Евросоюз также готовится принять новый пакет санкций против официального Минска.

Страны Балтии, прежде всего Латвия и Литва, а также Польша, начали развертывание пограничной инфраструктуры, которая до недавнего времени фактически отсутствовала, на границе с Беларусью. Строительство своеобразного санитарного кордона, стены, которая будет отгораживать их от Беларуси, эти страны собираются завершить уже к середине следующего года.

С этого момента европейская сторона перестанет быть уязвимой и зависимой от Беларуси. А Минск не сможет использовать миграционный рычаг как инструмент давления, с целью принудить Брюссель вступить в прямую коммуникацию с официальными властями и восстановить финансирование, которое Европейский союз заморозил после начала политического кризиса в прошлом году, и которое было выделено как раз для совместного управления границами.

– Вы упоминали ранее, что миграционные потоки могут перераспределиться и направиться в Европу, например, через Россию. Если это произойдет, как, на ваш взгляд, отреагирует Москва?

– Действительно, уже было несколько инцидентов, когда пограничная группа ФСБ России задерживала группы нелегальных мигрантов, пытающихся попасть на территорию Латвии через приграничные области с Беларусью.

Сейчас этот вопрос находится в повестке дня Кремля, прежде всего из-за новой политической ситуации внутри и вокруг Афганистана, и российское руководство обеспокоено возможным миграционным кризисом (возможными потоками мигрантов из Центральной и Южной Азии в Европу через Россию), издержки от которого понесет российская сторона.

Поэтому Россия, по крайней мере, как это было заявлено в августе на встрече с канцлером Германии Ангелой Меркель, собирается противодействовать нелегальной миграции, чтобы не допустить наплыв беженцев в Европу. Это своего рода сделка между Россией и ЕС.

Поэтому, если белорусская сторона будет разыгрывать данную карту и вызывать все большее раздражение со стороны европейских партнеров, то не исключено, что Брюссель в ответ не только будет вводить новые пакеты санкций, но даже будет координировать с Россией свое давление на Беларуси по этому вопросу, постепенно расширяя сферу взаимодействия.

Если начнется все с координации подходов в связи с миграционным кризисом, здесь всего несколько шагов до координации давления по вопросам разрешения политического кризиса.

– Пока следствием давления становится лишь эскалация, но она ведь не может продолжаться вечно. Миграционный кризис должен разрешиться либо переговорами, либо тем или иным образом «взорваться». Если судить по бряцанию, в прямом смысле, оружием на границе, или истории с погибшим якобы от рук латвийских пограничников нелегальным мигрантом из Ирака, провокации вооруженного конфликта не исключены... По-вашему, какой исход все же более вероятен?

– На данный момент Европейский союз не собирается реагировать на шантаж – а именно так его воспринимают из Брюсселя. И все больше и больше звучит оценок, которые трансформируют этот кризис из разряда гуманитарного в военно-политический, Минск обвиняют в инициировании некой гибридной атаки против Евросоюза. Ведет это к еще большей солидаризации внутри ЕС, оказанию поддержки странам-членам Европейского союза.

В итоге любые призывы Минска сесть за стол переговоров, чтобы обсудить данную ситуацию, наталкиваются на неприятие. Либо доставляются не очень эффективным и профессиональным образом, и в итоге не «прочитываются» европейскими бюрократами.

На сегодня сценарий событий таков, что Евросоюз закроет вопрос с охраной границ самостоятельно, и это станет уже сугубо проблемой официального Минска, поскольку Беларусь превратится в конечную точку концентрации мигрантов.

Российская сторона также развертывает свою пограничную инфраструктуру с 2016 года, и вскоре также станет непроходимой для групп мигрантов, которые будут пытаться переориентировать направление.

Словом, я пока что не вижу предпосылок для того, чтобы Минск смог принудить Евросоюз сесть за стол переговоров, используя именно карту миграционного кризиса.

Если же произойдут какие-либо инциденты, то, с учетом того, что Польша Литва и Латвия являются не только членами ЕС, но и членами НАТО, это будет воспринято как акт агрессии в отношении Североатлантического альянса и приведет к активации статьи 5 Североатлантического договора о коллективной безопасности и обороне.

Такой вариант лишь еще сильнее ухудшит переговорное положение официального Минска, и как минимум приведет к очень жесткой реакции в виде новых санкций в отношении Беларуси, вплоть до экономической блокады.

Не думаю, что такой гипотетический инцидент мог бы привести к военному конфликту – как правило, инцидент имеет ограниченные военно-политические последствия и после него очень быстро наступает деэскалация. Но последствия дипломатического характера будут очень драматичными.

Разность потенциалов Беларуси и ЕС слишком велика, подчеркивает эксперт: у Минска нет ресурсов, влияния и репутации для того, чтобы принудить западные страны к переговорам на своих условиях.

– Даже Россия не смогла это сделать, имея в арсенале серьезные возможности, чтобы долго играть в стратегию эскалационного доминирования. И вынуждена была отказаться от такого подхода, – напоминает Арсений Сивицкий. – Остается совсем немного времени, буквально неделя, перед очередным обсуждением белорусского вопроса в Брюсселе. И эта неделя как раз является окном возможностей для того, чтобы белорусская сторона послала четкий деэскалационный сигнал для Европейского союза.

Одним из первых таких сигналов должна стать нормализация обстановки на белорусско-европейской границе, причем именно усилиями белорусской стороны.

В этом случае, возможно, ЕС даже не станет рассматривать возможность введения дополнительных санкций против официального Минска.

Но если эскалация напряженности продолжится (тем более, что тут совпадают два фактора – миграционный кризис и совместные белорусско-российские учения «Запад-2021»), не говоря уж о каких-то случайных или преднамеренных инцидентах, то очевидно, что и Евросоюз, и другие его западные союзники будут реагировать жестко, введением новых достаточно серьезных санкций.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.9 (оценок:41)