Общество

Дмитрий Косач

Самый первый референдум в Беларуси: жестокая шутка истории

«Салідарнасць» в рамках спецпроекта «Референдум» рассказывает о знаковых моментах проведения в Белорусской Советской Социалистической Республике голосования за «сохранение СССР».

Всесоюзный референдум о сохранении СССР — единственное за всю историю существования Совесткого Союза подобное мероприятие, состоявшееся 17 марта 1991 года. И самый первый референдум в Беларуси, который сегодня по большому счету оказался забытым.

«Салідарнасць» подготовила 6 вопросов и ответов о том голосовании.

Зачем проводили референдум?

На начало 1991 года ситуация в СССР была, мягко говоря, непростая. Некоторые республики фактически уже жили независимыми, а попытки центра вернуть их в подчинение сталкивались с жестким сопротивлением.

Например, в соседней Литве в январе 1991-го произошли столкновения между сторонниками независимости страны и военнослужащими совесткий армии, что привело к человеческим жертвам.

Непростая с политической точки зрения была ситуация и в самой Москве, где установилось практически двоевластие. С одной стороны находился президент СССР Михаил Горбачев, с другой – председатель Верховного совета РСФСР Борис Ельцин. В других республиках региональные элиты также все меньше ориентировались на руководство Советского Союза.  

В этих условиях Горбачев сделал попытку перехватить инициативу. Референдум о «сохранении СССР» для него был способом получить народную поддержку для проведения своей линии – подписания нового союзного договора, где предусматривалась бОльшая самостоятельность для республик, но центр власти при этом сохранялся в Москве в руках у Горбачева.

Политический обозреватель Юрий Дракохруст, бывший свидетелем тех событий, пояснил «Салідарнасці».

Правящие элиты многих республик, в том числе и тех, где референдум проводился (скажем, Украины), довольно холодно относились к идее сохранения Советского Союза. Идея Горбачева заключалась в том, чтобы обратиться к народу через головы элит и получить народный мандат на сохранение СССР.

Юрий Дракохруст

Что было не так с Всесоюзным референдумом?

Несмотря на название, из 15 союзных республик в шести он не проводился: Литве, Латвии, Эстонии, Грузии, Молдове и Армении, где местные элиты и население уже практически не чувствовали себя частью Союза.

Кроме того, вынесенный на референдум вопрос был манипулятивным. Вот его формулировка: «Считаете ли Вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновленной федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантироваться права и свободы человека любой национальности?».

Очевидно, что Москва таким образом хотела убить сразу двух зайцев: получить голоса и тех, кто хотел сохранения еще недавно тоталитарного СССР, и тех, кто выступал за демократические перемены.

– В Беларуси многие люди, которых не устраивал существовавший на тот момент СССР, увидев слово «обновленный», проголосовали «за», – сказал «Салідарнасці» Юрий Дракохруст.

Кто в Беларуси был против референдума?

Достаточно активно против проведения голосования в БССР боролась оппозиция «Белорусского народного фронта» (БНФ) в Верховном совете. В голосовании она видела угрозу уже имевшемуся суверенитету республики и дальнейшим демократическим перспективам.

Депутаты зафиксировали, что назначение референдума прошло с нарушением законодательства, а затем пытались через прессу направить общественное мнение против него. Однако в книге «Дзевяноста першы» активный участник событий, бывший депутат Верховного совета Сергей Наумчик констатировал следующее.

Прыхільнікі незалежнасьці і выхаду з СССР ня мелі магчымасьці весьці агітацыю, дэпутаты Апазыцыі БНФ не атрымалі доступу да тэлеэфіру, хаця гэта гарантавалася ім законам.

Сергей Наумчик

Пожалуй, самым заметным действием оппозиции против референдума стал митинг накануне референдума на площади возле Дома правительства.

Почему Горбачев приехал в БССР накануне референдума?

Накануне голосования президент СССР хотел продемонстрировать народную поддержку своему курсу. Очевидно, что он мог это сделать в Беларуси – одной из самых «советских» республик. В конце февраля Горбачев приехал в Минск, где пообщался с рабочими МТЗ и произнес большую программную речь перед творческой и научной интеллигенцией.

Депутат Сергей Наумчик написал в своих воспоминаниях:

– Ужо зь першых хвілінаў сваёй прамовы Гарбачоў пачаў разносіць «дэмакратаў», «нацыяналістаў», якія «тут нам падкідваюць», хочуць «дэстабілізаваць абстаноўку і разваліць Саюз. Не атрымаецца!». Пры гэтым Міхаіл Сяргеевіч наўпрост паказваў на мяне. Вядома ж, ніякай «пэрсаніфікацыі» тут не было, гэта атрымалася абсалютна выпадкова — я сядзеў насупраць, і быў адзіным чалавекам у залі зь бел-чырвона-белым значком (побач з дэпутацкім). Як той казаў, падвярнуўся пад руку.

На следующий день Горбачев посетил пострадавшие от аварии на ЧАЭС районы Беларуси, где также агитировал поддержать его инициативу на референдуме.

Как голосовали в БССР и почему?

Официальные результаты референдума в БССР были таковы: из 7 миллионов 350 тысяч избирателей (часть из них до избирательных участков не дошла) 5 миллионов 63 тысячи проголосовали за ответ «да». Это составило около 82% от принявших участие в голосовании. Что интересно, в Минске около 30% сказали союзу «нет».

Позиция большинства населения объяснялась довольно просто: во второй половине XX века в БССР произошел быстрый рост промышленности (республика стала «сборочным цехом Советского Союза») – и соответственно уровня жизни.

Заместитель председателя Верховного Совета БССР Василий Шолодонов в выступлении по центральному телевидению накануне референдума заявил следующее.

Мое мнение и мнение моих избирателей: мы сегодня в одиночку не выживем. Ни одна из союзных республик не может самостоятельного выйти из того экономического положения, которое сложилось.

Василий Шолодонов

Юрий Дракохруст добавил в комментарии «Салідарнасці»:

– В Беларуси было много предприятий союзного подчинения. Очень многие в Беларуси были заинтересованы в сохранении СССР. И если для представителей других республик в карьерном росте существовал «стеклянный потолок», то из Беларуси довольно много людей в разных сферах поднимались по карьерной лестнице на самый высокий, союзный, уровень.

Голосование в Беларуси имело и другую особенность: местные элиты не стали в дополнение к основному вопросу добавлять свой. Так, в РСФСР одновременно проголосовали за введение поста президента. Руководство же БССР однозначно поддерживало союзный центр.

Как тогда воспринимали важность референдума для будущего страны? Юрий Дракохруст рассказал:

– Идея самостоятельности республик (именно самостоятельности, а не независимости), пользовалась популярностью, но вместе с тем было ощущение, что СССР будет существовать вечно – что-то поменяется, но эта страна останется. Думаю, в марте 1991 году подавляющее большинство жителей Беларуси даже не представляли, что СССР может не быть – тем более, так скоро.

Как воспользовались результатами референдума?

В целом, согласно официальным данным, 76% участников голосования (112 миллионов человек) ответили на вопрос референдума утвердительно. Насколько эти цифры были правдивы, сегодня сказать непросто – с учетом того, что голосование проводилось и в среднеазиатских республиках, где административный ресурс решал все.

Как бы то ни было, президенту Горбачеву было рекомендовано энергичнее вести дело к завершению работы над новым Союзным договором и подписать его в кратчайшие сроки.

20 августа 1991 года предполагалось заключение нового союза в виде мягкой федерации.

Проблема оказалась в том, что этот вариант рассматривался консерваторами как крах великой страны.

Государственный комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП) 18-21 августа сорвал подписание нового Союзного договора и попытался насильно устранить Горбачева с поста президента СССР. В свое оправдание ГКЧП обратился… к результатам того самого референдума. Манипулятивность вопроса, вынесенного на голосование, вылезла его инициаторам боком.

Воспользовавшись предоставленными свободами, попирая только что появившиеся ростки демократии, возникли экстремистские силы, взявшие курс на ликвидацию Советского Союза, развал государства и захват власти любой ценой. Растоптаны результаты общенационального референдума о единстве Отечества.

Из «Обращения к советскому народу» ГКЧП

Провал ГКЧП привел к усилению курса на демократизацию и независимость в РСФСР и других республиках.

8 декабря 1991 года главы Беларуси, России и Украины, отметили, что «переговоры о подготовке нового Союзного договора зашли в тупик, объективный процесс выхода республик из состава Союза ССР и образования независимых государств стал реальным фактом». И заключили Беловежское соглашение о создании Содружества Независимых Государств (СНГ), которое имело статус межправительственной организации, а не государства.

Поднялись ли миллионы людей, желая сохранить СССР? Нет.

На тот момент идея единства практически умирала. Что показательно, не оказалось у нее защитников не только на окраинах империи, но и в России. Если в 20-е годы XX века империя восстанавливалась в основном силами русских, то в 1991 году русские сохранить империю не сильно хотели, считая ее бременем.

Юрий Дракохруст

Для белорусского народа референдум 1991 года стал первым и самым бессмысленным: распад СССР остановить не удалось. История жестоко посмеялась над участниками голосования.

С другой стороны, в проекции на референдум 27 февраля можно отметить и другое: при всей хитроумности идеи советских властей, при всех положительных для них официальных результатах, голосование не помешало историческим переменам.    

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.7(33)