С Новым годом!

Ну вот, собственно, и все. Год 2008-ой уходит, и на смену ему приходит Новый, следующий. Надо поздравлять, надо чего-то желать. Наверное, счастья, которого люди всегда ждут и время от времени получают.

Год уходит потихоньку – кто-то еще досиживает на работе положенные часы, кто-то торопится в магазин, а кто-то уже вовсю нарезает праздничные салаты. Самые нетерпеливые – вообще уже за столом. Вам никогда не приходилось начинать отмечать Новый год с утра 31 декабря? Ну вот, видите – всяко ж бывает. Перевешен даже календарь на стене, и на нем – уже первое января 2009. Мы сознательно и подсознательно торопимся распрощаться с прошлым. И это не страшно, так уж устроены люди. Все надеются, что лучшее ждет их впереди.

Вряд ли кто-то сильно сожалеет о расставании с високосным 2008-м. Почему-то все вокруг твердят - тяжелый был год, напряженный. Так что пусть себе идет с миром. Не знаю – уходящий 2008-ой был год как год, не лучше и не хуже остальных. Для кого-то он даже наверняка запомнится как самый счастливый. Ну, до тех пор, пока это счастье не затмится другим, новым, не спрячется где-то в глубине памяти. Тогда по-настоящему счастливым будет казаться уже какой-нибудь другой год. Так уж устроены люди.

Странные существа – они верят, что новый год принесет что-то хорошее. Нет, в деда Мороза уже не верят – возраст не тот, в сказочки о волшебниках тоже, а вот в лучшее – все без исключения. И это, наверное, хорошо. А иначе вообще на фига все это надо…

Мы ждем счастья, и время от времени все же его получаем. Ну, меньше, чем хотелось бы, конечно. Но это, согласитесь, все же лучше, чем ничего…

Память прокручивает в голове обрывки из предыдущих новых годов. Вот середина восьмидесятых. Мы, еще школьники, встретив праздник с родителями, затем собираемся с друзьями. Человек на десять выпивается с трудом добытая где-то бутылка кубинского рома (тогда достать этот весьма сомнительного качества напиток, ни капельки не похожий на настоящий кубинский ром, было гораздо проще, чем обычную отечественную водку или шампанское). Вместе с нами девушка, которая мне нравится, и которую ее родители отпустили под мое честное слово вернуть ее домой не позже трех часов ночи. Рома на всех хватает по паре глотков. Но этого достаточно, мы хохочем и валяемся в сугробах, то ли просто изображая выпивших, то ли в самом деле немного опьяненные ромом и непонятно откуда взявшимся счастьем.

Годы идут, и бутылки рома с девушкой впридачу для счастья уже становится недостаточно. Хочется острых ощущений. И мы с товарищем едем встречать Новый год в нарочанские леса. Помню елочку на полянке, украшенную пробками от бутылок, парой консервных банок, какими-то конфетами и привезенным из дома «дождиком». Остальное помню плохо – во-первых, много лет уже прошло, во-вторых было довольно холодно, и мы без конца согревались. Насогревались так, что утром еле выползли к автобусу. Повезло дуракам, могли и замерзнуть к чертовой матери. Но счастье все-таки, помнится, было.

В общем, много было разных новых годов. И дома, и по домам друзей, и на каких-то дачах и даже в кабине «МАЗа» за несколько сотен километров от дома. Счастья бывало больше, бывало меньше. Но хотя бы надежда на счастье всегда, чего уж тут душой кривить, присутствовала.

…Время шло, и уже как-то не хотелось экстрима. Был новый год, который мы встретили вдвоем с моей тогда еще будущей, а теперь уже настоящей женой. Нам больше никто и не был нужен, мы были настолько поглощены друг другом, что о подготовленных подарках вообще вспомнили только под утро. Вот это было счастье!

В этом году тоже что-то будет. И мы по-прежнему будем надеяться на то, что Новый год принесет нам нечто большее, чем заблаговременно купленные и засунутые под елку подарки. Да-да, можете не изображать из себя не верящих в чудеса, прожженных циников. И вы на это надеетесь в глубине души, как бы не пытались сейчас со мной спорить, стремясь доказать обратное. Верите. Так уж устроены люди. И слава Богу.

Зачем я вам все это рассказываю? Да в сущности, все прозаично. Сегодня я остался дежурным по редакции (остальные уже строгают новогодние салаты, а может даже начали отмечать – кто на что учился). И именно мне поручено от имени редакции поздравить всех вас, дорогие читатели «Салiдарнасцi», с Новым годом. Вот я и пытаюсь это сделать.

Просто не хотелось отделаться общими и ничего не значащими словами, пожелав вам тривиальных здоровья, денег, успехов в борьбе с мировым кризисом (или мировой закулисой – кому как нравится). Бог с ним, с кризисом. Пройдет и это. Ну кто, скажите, кроме идиотов аналитиков-экономистов-политиков среди главных событий года 1998 назовет дефолт?! Нормальные люди найдут, что вспомнить и кроме этого. Ведь были же и счастливые моменты! Вот пусть они и остаются в памяти. Через десяток лет никто не вспомнит и о теперешних проблемах. Так уж устроены люди. И, наверное, это хорошо.

Надо заканчивать и чего-то желать. А в голове, в свете выше написанного, почему-то крутится только одна фраза, придуманная не мной, но классиками братьями Стругацкими. Ну и ладно, пусть она будет здесь, тем более, что она подходит как никакая другая, являясь, так сказать, квинтэссенцией всего этого сумбурного рассказа-поздравления. Итак, дорогие:

Счастья для всех, даром. И пусть никто не уйдет обиженным!

С Новым годом!

От имени и по поручению коллектива интернет-газеты «Салiдарнасць»,

Сергей Аверьянов

 

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)