Филин

Виктория Захарова

Романчук: В чем символизм кейса «Макдональдса»

Эксперт — об угрозе «поглощения остатков независимой экономики».

В Беларуси продолжается «ползучая экспансия» российского капитала. Только за последний месяц стало известно, что шведский владелец сети медицинских лабораторий «Синэво» уходит из Беларуси (по данным НН, лаборатории выкупает российская сеть «Helix»). Попрощаются белорусы и с тяжеловесом популярного американского фастфуда — рестораны «Макдональдс» в ближайшие недели превратятся в филиалы российской сети «Вкусно — и точка».

Иллюстрация: Петр Саруханов/Новая газета

Что означает вытеснение западного бизнеса российским, как давно это началось и как относятся к происходящему отечественные предприятия, Филин обсудил с экономистом Ярославом Романчуком.

— Российский капитал присутствовал в Беларуси всегда — взять хотя бы банковскую сферу: «Белгазпромбанк», «Альфа Банк», «ВТБ» и других, — говорит экономист. — Они, конечно, выполняли функции для российского бизнеса, связанные в том числе с «отмыванием» денег и их переводом через Беларусь дальше, за рубеж.

Было немало и российских компаний, участвующих в последние восемь лет в схематозе — переброске через Беларусь подсанкционных товаров, был здесь тот же «Газпром» и нефтяные компании — на «вкусных» сегментах рынка, так или иначе, были российские структуры, которые находили общий язык и работали в партнерстве с Лукашенко и его компаниями.

Но в последние годы, после введения санкций в отношении Беларуси, это было тем более предсказуемо. Собственно, когда мы обсуждали эффективность санкций, приведут ли они к тому, что Лукашенко сядет за стол переговоров или смягчит свой режим, я предсказывал, что произойдет с точностью до наоборот: ужесточение режима и радикальное увеличение российского капитала в Беларуси.

Ярослав Романчук

Объясняется это, считает эксперт, довольно просто: отсутствием альтернативы. Если не российский капитал, то какой другой может прийти сюда в сложившихся условиях?

— Лукашенко ведь недавно грозил национализацией в отношении литовцев — мол, кто захочет продать компанию, так ничего не получится, ее просто национализируют. А те российские компании, что заходят в Беларусь, так или иначе связаны с белорусскими структурами, владельцы которых могут при случае зайти к Лукашенко и сказать: это, мол, наши. Поэтому те продажи, о которых мы сейчас слышим, скорее всего, вынужденные и далеко не по рыночным ценам.

По мнению эксперта, правитель, если речь не идет о бизнесах, которые затрагивают его семейные интересы и за которые он готов бороться, будет смотреть на происходящее снисходительно. Потому как рассчитывает получить ниточки, за которые сможет подергать в случае угрозы для себя.

«Макдональдс» на Октябрьской. Ноябрь-2022

— Экспансия российского бизнеса будет продолжаться. К моему сожалению, символизм истории с «Макдональдсом» заключается в том, что даже в этих условиях франшизу не предложили приобрести никому из белорусов. Вообще, заметьте, за почти 30 лет ни одна белорусская компания не сделала сколь-нибудь значимого фастфуда (было «Хутка-смачна», но это как раз пример того, как испохабили саму идею и получили отвратительный результат).

Так вот, если даже на уровне фастфуда в Беларуси будут присутствовать россияне, то де-факто страна действительно становится одним из субъектов РФ. Банки будут российские, платежные схемы в том числе, нефтяные схемы, калийные удобрения — через РФ, схематоз по параллельному импорту, железная дорога — через Россию. Ну, все, останется формально принять российский налоговый и таможенный кодекс — и это будет поглощение остатков независимой экономики.

Понятно, что никто из белорусов рисковать своими деньгами не будет. Из стран Центральной и Восточной Европы власти «обнулили» всех. Кто остается?

Казахстан — не придет, как и Армения, у них нет здесь сильных лоббистов. Остается только Россия: ее олигархат, схематозники и ОПГ будут «заходить» в страну, дожимать и скупать остатки белорусского. А белорусы останутся на подхвате.

— До национализации, на ваш взгляд, дойдет, или это все-таки была публичная угроза в адрес инвесторов, чтобы не дергались, если не хотят потерять все?

— Мне кажется, речь идет, как в случае с «Синэво» и «Макдональдсом», к принуждению к продаже нужным людям. Мол, чтобы не дошло до национализации, нужно продать активы — либо российским компаниям, зарегистрированным в Беларуси, либо компаниям, зарегистрированным в России. Когда висит угроза национализации, естественно, лучше выручить хоть какую-то копейку, чем получить от ворот поворот и уйти вообще ни с чем.

— После того, как Международная организация труда решила применить по отношению к Беларуси параграф 33 (его сравнивают с чем-то вроде ядерного оружия, крайней меры в отстаивании прав трудящихся), процесс исхода всего западного и укрепления россиян ускорится?

— Я все-таки представляю себе ядерное оружие по-другому. Что, разве МОТ принудила к чему-то Мьянму введением 33 параграфа, эффективно воздействовала на других нарушителей прав пролетариата?

«Ядерным оружием» могло бы стать прекращение нефтяных схем. Грубо говоря, если бы МОТ вышла с идеей резко увеличить предложение нефти и нефтепродуктов на мировом рынке, чтобы опустить цену до $20, то это принудило бы диктаторов к диалогу, большей покладистости и, в конечном итоге, привело бы к их ликвидации быстрее, чем любые санкции.

А пока мы видим, как Беларусь все больше становится частью экономического пространства России и ЕАЭС. Кто будет следить за тем, что здесь творится, если ни МОТ, ни другие международные организации никак не могут повлиять на иранское оружие, которое тот поставляет России?

Поэтому соблюдение прав трудящихся — из серии благих намерений, которые редко осуществляются, очередная угроза вдобавок к пакетам санкций, принятых в отношении Беларуси. Возможно, спустя 10 лет эти санкции вкупе подействуют и заставят режим пойти на переговоры, но какова будет цена, каким будет количество жертв режима?

По мнению Ярослава Романчук, шансом на спасение Беларуси, ее сохранение как независимой страны является безусловная победа Украины и развал РФ в ее нынешнем виде, «в любом другом случае это будет далеко не радостный сценарий».

А пока, как ни удивительно, настроения в белорусском бизнесе разные — и далеко не всегда упадочнические. Те предприятия, кто занимается, например, производством строительной техники, текстиля, пластмассы и т.д., смогли перейти с долларовой схемы на российские рубли, встроиться в новые производственные цепочки и продолжить работу:

— У них хорошие заказы, особенно, что касается малых и средних предприятий, и кажется, что все нормально. Ожидания разные, но никакого алармизма и обвального пессимизма, во всяком случае, нет, — отмечает в беседе с «Филином» экономист. — Но нужно подождать еще месяца два и посмотреть, на каких условиях будут закупаться новые комплектующие, сырье и новые товары.

Потому что то, что распродается сейчас — это остатки, сложившиеся до ценовой директивы. А вот когда они закончатся, первый квартал 2023 года будет очень показательным.

Впрочем, белорусский бизнес, долгое время сохранявший аполитичность, уже приучен существовать в режиме выживания, говорит эксперт. И до тех пор, пока в Беларуси не будет «железного занавеса а-ля Советский Союз», с запрещением внешней частной торговли, валютных операций и поездок за рубеж без спецразрешения, люди и бизнесы будут адаптироваться.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.9(18)