Романчук: «Они жируют, а мы платим»

Почему так сильно дорожают жилищно-коммунальные услуги, и кто на этом заработает?

Жилищно-коммунальные услуги в Беларуси подорожали почти на 25%. Это касается тепла, электричества, воды, мусора и других услуг. Почему летом? Почему сразу на 25%? Неужели в карманах коммунальных служб образовалась такая большая дыра? На эти и другие вопросы отвечает экономист Ярослав Романчук.

Ярослав Романчук

— Готовьтесь, друзья, к тому, что осенью будет очень-очень чувствительное подорожание, — отмечает аналитик на канале Экономика здравого смысла. — Естественно, жилищно-коммунальные услуги — это услуги, оказываемые государственной монополией, они жестко регулируются государством и ЗАО «Семья».

И Лукашенко, и вся его камарилья, конечно же, четко понимают, что здесь резких и радикальных движений быть не может, потому что беларусов приучили к тому, что жировки небольшие, это где-то 5-7% от расходов домашнего хозяйства. И все это благодаря тому, что у нас с Россией определенные благоприятные отношения: Россия продает нам дешевый газ, что позволяет делать дешевой электроэнергию.

Вот только так ли мало платят беларусы за жилищно-коммунальные услуги? И как вообще проверить, насколько население покрывает все издержки производства этих самых услуг?

 — Сколько реально стоит производство одной гигакалории тепла, одного киловатт-часа электроэнергии, сколько стоит подогреть куб воды и так далее — это тайна за семью печатями, — отмечает экономист. — Издержки производства — это то, что хранят как зеницу ока. Монополисты государства не дают возможности сделать аудит. Любые просьбы поделиться информацией натыкаются на железобетонную стену Министерства энергетики, Министерства жилищно-коммунального хозяйства, Совета министров.

Эксперт обращает внимание, что еще в середине 2010 года в структуре издержек гигантская составляющая приходилась вовсе не на топливо, необходимое для подогрева воды или обеспечения других коммунальных услуг, а на само управление.

— То есть, если, например, в каком-нибудь ЖЭСе начальник, его заместители и другие получают заработную плату по 2000 долларов, не удивляйтесь: это все входит в ваши жировки, — поясняет Ярослав Романчук.

25-процентное повышение происходит не потому, что некое топливо — газ, уголь или нефтепродукты — стали дороже (мы видим, что цены для Беларуси в данной ситуации не повышаются), а потому, что распорядители чужого не хотят отказываться от своих бонусов, от своих щедрых доходов.

А надо было бы задать им вопрос: а зачем повышать? А вы можете, может, управлять издержками? А может, нужно сокращать лишние рты? А может, сделать вообще конкуренцию? Хотя о чем я, о какой конкуренции говорить в условиях ЗАО «Семья» и Совок Госплан? — сетует Ярослав Романчук.

Он уверен, что беларусы уже давно погашают все издержки, а поставщики услуг работают даже с прибылью.

— В условиях, когда для нас газ самый дешевый в Европе, когда есть БелАЭС, наоборот, можно было рассчитывать на снижение тарифов. Но, я так понимаю, ЗАО «Семья» решила и этот бизнес прикарманить. Себе, любимым, они за счет населения сделали дополнительную кормушку, — считает Ярослав Романчук. — Нам говорили: мы построим БелАЭС, чтобы электроэнергия была дешевле, чтобы мы вышли на стопроцентную окупаемость услуг. Это было еще в середине 2010-2015-х. И вот 2024 год — и плюс 25% коммуналки.

И это не потому, что у нас плохая экономика жилищно-коммунального хозяйства, а потому, что начальники над этими самыми ЖЭКами, ЖЭСами и ЗАО «Семья» хотят получать премиальные бонусы и очень высокую монопольную ренту. Они жируют, а мы платим.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.8(53)