Виктория Захарова

«Решение МВФ принималось не в отношении Беларуси, а всей мировой экономики»

Эксперт – о том, есть ли связь между антикризисной помощью и санкциями, и при чем здесь Запад.

Беларусь получила-таки доступ к более чем $900 миллионам помощи от Международного валютного фонда. Как принимаются решения в МВФ, в каких случаях финансовая помощь может блокироваться и где грань между политическими и экономическими действиями? Об этом «Филину» рассказал эксперт BEROC Дмитрий Крук.

– С нашей белорусской колокольни два вопроса – помощь МВФ и санкции Запада – кажутся связанными, но практически это не так, хотя каждый из них интересен и важен, – говорит эксперт. — Официально то, что произошло, называется «общее распределение специальных прав заимствования» (SDR). К решению о выделении SDR санкции Запада никакого отношения не имеют. Само решение принималось не в отношении Беларуси (наша страна вообще здесь никаким боком не причастна), а для всей мировой экономики.

Очень важно понять: МВФ в таких ситуациях смотрит на весь мир как на одну единую экономику, а дробление по странам, конечно, имеет значение, но вторичное. Логика, образ мышления Международного валютного фонда в механизме выделения SDR принципиально другие: весь мир = одна экономика.

МВФ увидел угрозу всему миру и, соответственно, принял решение, которое было признано целесообразным шагом на фоне постпандемических угроз. В частности, обоснованием для такого решения является возросшая долговая нагрузка на развивающиеся страны.

Беларусь, повторюсь, просто как часть мира в соответствии со своей квотой получает эти деньги, но нигде в принятии решения как отдельная страна Беларусь не фигурировала. Так и остальные страны, каждая из которых имеет квоту в МВФ, получают свою часть от общей суммы, утвержденной к  распределению. (Общая сумма антикризисного распределения средств фонда составила 456 млрд SDR, что эквивалентно $650 млрд – Ф).

Таким образом, отмечает эксперт, со стороны МВФ никаких противоречий нет – фонд руководствовался экономическим видением ситуации в мире, не анализируя отдельные, специфические проблемы каждой страны.

– А как же Афганистан, Венесуэла, Мьянма, ведь они не получили поддержку фонда?

– Да, в СМИ достаточно широко освещались эти случаи. Но логика этого решения другая, – объясняет Дмитрий Крук. – Правительства этих стран не являются в мире общепризнанными легитимными представителями своих стран, поэтому МВФ, ссылаясь на решения многих своих стран-участниц, говорит о том, что, не будучи уверенным в том, что эти правительства имеют полномочия говорить от имени своих стран, лишает их доступа к средствам. Но потенциально даже Афганистану и Венесуэле эти SDR выделяются.

Когда подобный вопрос поднимался в отношении Беларуси, по сути, шла речь именно об этом механизме. Его не стоит смешивать с предыдущим – помощь мировой экономике. А говорить о том, что МВФ принял решение выдать кредит, вообще в корне неправильно, поскольку речь не о кредите. И «принял решение выдать средства Беларуси» – также неверно, Беларусь получила средства автоматически в рамках решения об SDR.

– В нашем сознании как-то закрепилась мысль, что помощь МВФ – равно помощь Запада… Как на самом деле принимаются решения в фонде, какие страны могут повлиять на этот процесс?

– Там существует так называемый квотный механизм. Есть абсолютно прозрачная формула, главный элемент которой – доля страны в глобальном ВВП. Также оцениваются доля торговли страны в глобальном объеме, резервы…

Если не вдаваться в технические детали и обобщить, то квота каждой страны отражает размер и важность экономики этой страны в глобальной экономике. Этой квотой обуславливаются права по принятию решений, в том числе количество голосов.

И сейчас, действительно, больше голосов имеют развитые страны, страны Запада. Хотя в скобках стоит упомянуть длительную эпопею с пересмотром квот, в результате чего развивающиеся страны, и Китай в частности, получат большую квоту – но это все еще в процессе. А по факту можно говорить, что развитые страны имеют больше голосов, около 57%.

Но этот факт сам по себе никакого отношения к идее эмиссии и нового распределения SDR, повторюсь, не имел – ее для всего мира поддержали практически все страны-члены МВФ, а вопроса «давать или не давать деньги Беларуси» – не стояло. Это был глобальный консенсус, что миру целесообразно сейчас задействовать такой финансовый механизм.

– Выходит, санкции ЕС и США с решениями МВФ не коррелируют, это две разных истории?

– Я бы даже сказал, что эти решения принимаются в параллельных измерениях, с разными обоснованиями и разной логикой.

Впрочем, соглашается эксперт, определенная коллизия двойственных по отношению к Беларуси действий возникает:

– Но «вылезает» она исключительно в политическом пространстве. Где и как это противоречие может быть снято? Как раз в политической плоскости. Отсюда на повестке вновь возникает вопрос о непризнании легитимности белорусских властей. При таком сценарии решение об SDR никуда не денется, но правительство не получит к этим средствам доступа.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.4 (оценок:14)