Реформирование Конституции для Лукашенко – вариант поменять все, не меняя ничего

15 марта в Беларуси отмечается День Конституции. Недавно команда Светланы Тихановской представила проект нового основного закона страны. Юрист, политолог Юрий Чаусов рассказал intex-press.by, что думает по этому поводу.

– Конституция для демократической страны – это крайне важный документ, определяющий объем прав, структуру взаимодействия органов власти, источники власти и в целом порядок взаимодействия государства, общества и человека.

В Беларуси Конституция есть. Она написана, но она не соблюдается. И установленные в ней нормы установлены таким образом, чтобы на эту Конституцию можно было не обращать внимания. Например, классическая вещь, о которой все юристы говорят: верховенство указов президента над законами. Это элемент, который конституционно закрепляет произвол одного государственного лица.

О действующей Конституции можно рассуждать долго, но по факту она не является документом, определяющим белорусскую политическую систему. Да, она определяет, как назначается ЦИК, как происходят выборы в парламент, в местные органы власти, но она не определяет политический режим.

Давайте вспомним, как эта Конституция появилась. 1996 год, референдум. Она стала следствием того, что Лукашенко изменил политическую систему, изменил правила игры, распустил Верховный Совет, и уже после этого состоялось конституционное оформление того политического режима, который на тот момент установился. То есть произошло конституционное оформление диктатуры.

Что касается сегодняшних процессов, дискуссий о Конституции. О возможных реформах Конституции Лукашенко говорил и в 2019 году, и позднее, то есть это долгоиграющая пластинка. И реформирование Конституции для него – это вариант поменять все, не меняя ничего. Изменить Основной закон страны, но при этом не менять политическую систему, оставить авторитарную диктатуру, может быть, даже жестче, чем сейчас.

Дело в том, что даже нынешняя Конституция Лукашенко мешает. Она не мешает ему проводить свою политику, но мешает делать это красиво. Время от времени появляются «городские сумасшедшие», юристы, правозащитники, которые говорят: подождите, ведь в Конституции прописана свобода собраний, свобода слова. А по факту…

Еще классический пример – ситуация с Высшим хозяйственным судом. В Конституции прописано, что инаугурация президента проводится в присутствии руководителя Высшего хозяйственного суда. Но этот суд Лукашенко ликвидировал, и это лицо на последних инаугурациях не присутствовало.

И тут возникает вопрос: какое значение имеет Конституция в нынешней политической системе, если даже такие вещи Лукашенко изменяет своими решениями и это сходит ему с рук. Такие несоответствия в Конституции режим может исправить. Чтобы править было лучше, удобнее.

Еще есть геополитика. Беларусь и Россия давно ведут интеграционные «танцы», Александр Григорьевич что-то обещает Путину, взамен получает какие-то экономические преференции, потом обещания не выполняет либо выполняет так, как России оказывается невыгодно. И именно Конституция в данном случае может быть одним из элементов, которые для Лукашенко не важны, а для России имеют долгосрочную перспективу.

Вот уже прозвучало предложение убрать из Конституции стремление Беларуси к нейтралитету. Для Лукашенко это вопрос десятый: это его Конституция, сегодня убрал, завтра добавил. Но для России, которая играет «в долгую», эти нормы могут быть значимыми.

Тут можно провести аналогии с СССР. В БССР тоже была Конституция, и мало кто обращал внимание на то, что БССР – суверенное государство, входящее в Союз. Но когда случилась перестройка, развал СССР, эта вроде бы формальная норма сыграла решающее значение в том, что Беларусь стала независимой страной.

Так может быть в будущем и с этим нейтральным статусом. Сейчас любая подпись Лукашенко под договорами с Россией (например, о размещении военных баз) может быть оспорена в связи с тем, что может быть оспорена легитимность его как президента. Но если это будет записано в Конституции, да еще которую примут на референдуме, оспаривать это будет значительно сложнее. И в этом интерес России лоббировать конституционные реформы в Беларуси.

Что касается оппозиционных проектов, то оппозиция в данном случае играет по правилам режима. Она действует в той парадигме, которая режимом предложена: давайте обсуждать Конституцию. Еще осенью, когда был запущен процесс так называемых диалоговых площадок, ответственные оппозиционные политики дали адекватную оценку ситуации и заявили, что это попытка обмануть народ.

Вместо разговора об украденных выборах, пытках, избиениях людей власть предложила поговорить о документе, который не исполняется. В действующей Конституции ведь не прописано, что людей можно убивать, что их можно пытать, что они не имеют права собираться мирно. Наоборот, там есть нормы о свободе слова, собраний, о том, что выборы проходят честно, справедливо, свободно.

Так где гарантия, что новые, даже очень хорошие нормы будут работать? Оппозиция в данном случае просто написала проект «в стол». В 2007 году, через год после президентских выборов, она «выкатила» Малую Конституцию, сейчас она тоже новую Конституцию представляет.

Я не скажу, что эта работа ненужная. Какое-то видение будущего у оппозиции должно быть. Но если мы возьмем каждую партию из 15 существующих, то каждая из них имеет программу и в этой программе прописано это видение будущего. А оформлять это в форме Конституции – маркетинговый вариант по продвижению своей программы.

Не зря Бабарико, который был одним из драйверов тех изменений, которые произошли в прошлом году, не предлагал конституционную реформу. Он просто предлагал вернуться к Конституции 1994 года, так как она легитимная. Никто не говорит, что она была идеальная. Наоборот – она не смогла защитить сама себя, не стала препятствием установлению диктатуры.

Но у нее есть одно важное достоинство – они легитимная, была принята в легитимном демократическом государстве. Это был бы возврат к законности, к демократии.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 5 (оценок:37)