Валерия Перепелкина

Поротников: «За Беларусь Кремль много не получит, но много и не попросит»

Россия может начать торговать возможностью разобраться с угрозой в виде Лукашенко. Эксперт по безопасности объяснил, в чем причина антиукраинской риторики белорусского правителя, и чего он не понимает в российской политике.

Андрей Поротников

На днях Лукашенко заявил об открытии нового фронта со стороны Украины. Также звучали утверждения, «что уже даже сами украинские пограничники обнаруживают тайники с оружием у границы с Беларусью».

В чем причина таких недружественных выпадов в сторону южной соседки? Филин спросил у руководителя аналитического центра Belarus Security Blog Андрея Поротникова.

— Тут есть два момента. Во-первых, Лукашенко таким образом демонстрирует лояльность к Кремлю. Антиукраинская риторика и все эти пассажи характерны для последних семи лет российской политики и пропаганды. Таким образом, Лукашенко показывает, что он — «свой», исходя из того, что такие выпады важны и найдут некоторый отклик в Кремле, а также помогут улучшить переговорные позиции перед грядущей встречей с Путиным.

Второй момент — Лукашенко при этом говорит абсолютно искренне, это его картина мира. Он действительно потребитель пропагандистского продукта, в котором Украина является управляемым извне государством, в котором власть несамостоятельна, продажна и коррумпирована. И есть некие могущественные внешние силы, использующие Украину для подрыва мира, спокойствия и порядка на постсоветском пространстве.

На что рассчитывает правитель, в очередной раз подыгрывая России?

— Если посмотреть на уровень поддержки антиукраинской риторики вовне России, то он находится на нуле. По сути, РФ до того, как к таким заявлениям присоединился Лукашенко, была в гордом одиночестве, никто больше не разделял таких взглядов.

В том числе, кстати, и белорусские власти. Они довольно вяло, но пытались ограничить распространение соответствующей российской пропаганды в нашей стране. Теперь же Лукашенко показывает, что он снова единственный союзник Москвы. Это то, чем он всегда торговал: НАТО мы противостоим и на Кремль танки не пустим.

А сейчас оказывается, что у нас еще есть тысячекилометровый фронт на юге. Это повторение старой игры, просто в новой оболочке. Раньше это была исключительно антинатовская риторика, сейчас она скорее антиукраинская с добавлением антинатовской.

Лукашенко рассчитывает этот статус единственного союзника на западном направлении обменять в Кремле на что-то более нужное. Что ему сейчас надо? Первое — деньги, включая разного рода экономическую поддержку, связанную с доступом к российской инфраструктуре для обхода санкций. Кроме того, и с доступом на рынок РФ, и с какой-то иной формой поддержки, которая бы позволила компенсировать выпадающие доходы из-за ограничений Запада.

Второе — это политический вопрос, связанный с внутренними процессами в Беларуси. Лукашенко во время заседания Конституционной комиссии в очередной раз подтвердил, что основная цель реформы — не изменение или трансформация режима, а его сохранение, но уже без Лукашенко.

И Россия в данном случае, с его точки зрения, могла бы выступить внешним гарантом этой неизменности и консервации ситуации. Каким образом это может быть осуществлено? Не понимает никто. Думаю, и сам Лукашенко не понимает. Тем не менее, у него есть осознание того, что внешние гарантии сохранения режима нужны. И тут может помочь только Россия.

Нужно ли вообще это Кремлю? Зачем ему так плотно поддерживать режим в Беларуси?

— Тут очень интересная ситуация. Она связана с тем, что, продвигая последние месяцы конфронтационную повестку в отношениях с Западом, а теперь и c Украиной, Лукашенко демонстрирует полное непонимание российской внешней политики, ее приоритетов и интересов.

Многолетний интерес России заключается в стабилизации диалога с западным миром. Понятно, об улучшении отношений речи не идет, однако их нужно зафиксировать на каком-то уровне, пусть и очень низком. Главное — не допустить дальнейшего ухудшения, повышения уровня конфронтации и, соответственно, появления новых санкций.

Буквально на днях Москва признала, что предложила США использовать российские военные базы в странах Центральной Азии для противодействия возможным угрозам с территории Афганистана. Это попытка вернуться в 2001 год.

Лукашенко со своей политикой загоняет себя в угол, потому что Россия его может продать. В каком плане: очевидно, что белорусский режим становится серьезным раздражителем для Запада и воспринимается уже не просто как политически неприятное явление, но и как угроза безопасности западных стран. В первую очередь, это связано с миграционным кризисом и вопросами контрабанды.

Так вот Россия с какого-то момента может начать торговать своей возможностью разобраться с этой угрозой. За Беларусь, конечно, Кремль много не получит, но много и не попросит.

Как раз из-за того, что геополитическая ценность белорусского режима сейчас очень низка, и есть вероятность, что такая сделка неформально может быть заключена. И Лукашенко со своим режимом просто станут лишними на этом празднике жизни.

Сейчас в России происходит смена элитных группировок, она будет ускоряться. Старое поколение будет уходить объективно в силу здоровья и усталости. Придут новые управленцы, для которых Беларусь, как и для Запада, — скорее проблема, чем какое-то решение.

Плюс есть старые обиды за позицию по Крыму, Южной Осетии и Абхазии. Поэтому нежелание Кремля брать на себя обязательства по содержанию минского режима — абсолютно закономерно.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.6 (оценок:105)