Почему указ о валютном регулировании появился именно сейчас и как понять, что его механизмы вот-вот заработают?

Шутка о трех этапах бедности белоруса: «денег нет», «денег совсем нет» и «придется менять доллары» дает четкое понимание: валюта для нас — святое. Любое влияние на валютный рынок приводит субъектов экономики в волнение, а попытки наложить ограничения служат сигналом к началу бедствия.

20 апреля был подписан Указ № 154, предусматривающий новые механизмы регулирования валютного рынка, а также условия, при которых они могут быть применены.

Например, регулятор на законных основаниях сможет вводить лимиты или вообще запрет на проведение валютных и валютно-обменных операций или обязать продавать полученную юрлицами-резидентами иностранную валюту.

Почему этот документ появился сейчас и что должно случиться, чтобы указ начал действовать?

Об этом — финансовый аналитик Исследовательской группы BusinessForecast.by Александр Муха и руководитель научно-исследовательского центра Мизеса Ярослав Романчук.

— Я бы не стал рассматривать принятый указ как ожидаемое событие в части введения валютных ограничений, — отмечает Александр Муха. — Это скорее технический момент, дающий Нацбанку инструментарий, который он может задействовать при необходимости. Здесь, конечно, можно высказать некую долю скептицизма, ведь в 2011 и 2014 годах государство уже вводило ограничения на валютном рынке и никаких специальных указов для этого не требовалось. В данный момент нет оснований думать, что описанные в указе механизмы будут реализованы в обозримой перспективе.

А в какой точке мы находимся сейчас?

Растут риски девальвации

На фоне политического кризиса в стране произошло заметное повышение девальвационных ожиданий в экономике. Этот фактор сам по себе при прочих равных условиях негативно влияет на обменный курс белорусского рубля.

В первом квартале 2021 г. в роли чистых покупателей иностранной валюты выступили все участники внутреннего валютного рынка, являющиеся резидентами Беларуси. Население в первом квартале 2021 г. купило на чистой основе 225,9 млн долларов (с учетом безналичных операций), субъекты хозяйствования – 196,5 млн долларов, банки и небанковские кредитно-финансовые организации – 71,4 млн долларов. И это, по мнению экспертов, выглядит достаточно тревожно.

Продолжение статьи читайте здесь

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.5 (оценок:2)