«Переводила деньги экстремистам». За что на самом деле преследуют политзаключенную брестчанку

63-летняя политзаключенная Наталья Малец, ранее осужденная по политическим мотивам к «домашней химии», находится в заключении в рамках нового уголовного дела с сентября 2023 года. Изначально ее обвиняли в «финансировании экстремистской деятельности».

Но 5 марта пресс-служба Следственного комитета сообщила, что женщине предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 361-4 УК (содействие экстремистской деятельности). При этом ведомство отметило, что силовиков заинтересовала «подозрительная активность женщины в осуществлении денежных переводов» политическим заключенным. Представитель Вясны прокомментировал ситуацию.

После сообщения Следственного комитета и резонанса в СМИ, телеграм-канал ГУБОПиКа также прокомментировал обвинение Натальи: «Ее не «за передачки и переводы» взяли. Она получала грязные преступные деньги из-за рубежа от экстремистских формирований, и по заданию отправляла их отбывающим наказание экстремистам».

Правозащитник «Вясны» Павел Сапелко считает это очередным способом силовиков пресечь взаимопомощь беларусов и запугать людей уголовной ответственностью за солидарность с политзаключенными:

– Скорее всего в данном случае речь идет о преследовании человека за связь с каким-то из «экстремистских формирований» — произвольно признанных таковыми общественных инициатив, но спецслужбы не говорят об этом прямо, чтобы достичь сразу несколько целей, и в первую очередь прочно внедрить идею о криминальности взаимопомощи.

Мы готовы увидеть самые разные поводы для репрессий, этот случай укладывается в схему преследования всех помогающих субъектов — от рядовых граждан до крупных организаций гражданского общества.

Власти более или менее быстро реагируют на разные формы поддержки политзаключенных и их семей — от денежных переводов до передач и продуктовой помощи, и предпринимают усилия, чтобы в сознании людей прочно закрепилась мысль о том, что любая форма помощи опасна.

И да, это действительно опасно, хоть часто даже с точки зрения реакционных законов современной Беларуси и не является на самом деле поводом для уголовного преследования. Поэтому нам всем стоит искать менее очевидные для властей способы поддержки политзаключенных, оставлять для властей меньше простых путей обнаружить и наказать неравнодушных людей.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 0(0)

Читайте еще

Конвейер репрессий. Силовики задержали администратора чата «Беларусы на Шри-Ланке». 9 лет колонии за донаты получил бизнесмен, задержанный по возвращении из-за границы

Конвейер репрессий. Задержали директора ивент-агентства и его супругу за участие в протестах и подписку на план «Перамога». Полине Шарендо-Панасюк в третий раз выставили обвинение в «неподчинении администрации колонии»

Конвейер репрессий. В Куропатах снова сломали кресты. Дочь политзаключенной Елены Гнаук покинула Беларусь

Конвейер репрессий. На политзаключенного Змитра Дашкевича завели еще одно уголовное дело. Задержания на БелЖД

Конвейер репрессий. Пополнение списка «экстремистов». На правозащитницу Елену Маслюкову завели уголовное дело. Беларуса задержали за комментарий о погибшем сотруднике милиции

Конвейер репрессий. За антивоенную позицию задержали руководителя отделения «Конте». Обыск у родителей бегуньи Тимановской. Схватили супругов из Бреста