Михаэль Людвиг, Frankfurter Allgemeine, перевод ”Инопресса”
Пение сирен из Минска

Считается, что статистические данные, предоставляемые различными организациями в Беларуси, обнажают склонность их авторов к приукрашиванию действительности в угоду диктатору Александру Лукашенко. С другой стороны, уровень ВВП в стране, расположенной между ЕС и Россией, действительно вырос за последние годы. Батька Лукашенко светится от счастья за возросший ВВП и восхваляет свою "постсоветскую" экономическую систему как самую лучшую.

Однако при этом он умалчивает о том, что основой этого роста стали дешевые российские нефть и газ. Пенсионеры радовались тому, что получали свои пенсии — хоть и мизерные, но вовремя, а рабочие были довольны, что безработица хоть и присутствует, но не является массовым явлением. Определенная гордость за скромное благополучие по сравнению с другими странами СНГ стала явлением довольно распространенным. Но Москва закрутила денежный вентиль, и не позднее, чем через год среднестатистический гражданин Беларуси ощутит на себе последствия этого. Оппозиция надеется на банкротство Лукашенко.

Цензура, запреты и угнетение

На протяжении долгого времени оппозиции с трудом удавалось быть услышанной общественностью в тех условиях, когда большинство не старалось к ней прислушиваться то ли из страха, то ли из равнодушия. Те, кто осмеливался продираться сквозь шипы диктатуры, либо поплатились за это жизнью, либо исчезли за тюремными застенками. Кроме того, возможностей донести до населения через независимые СМИ критику в адрес диктатуры Александра Лукашенко практически не было. Повсеместно царили цензура, запреты и угнетение. Оппозиции не удавалось продемонстрировать свои отличные от привычных политические воззрения. Разрозненность оппозиции стала еще одной причиной недоверия к ней населения.

Когда два года назад оппозиционные группы — от национал-консерваторов до коммунистов-реформаторов — окончили свой спор и договорились о едином кандидате в президенты от объединенных демократических сил, зародилась надежда на то, что в борьбе с диктатурой в Беларуси может быть достигнут определенный успех. Человек, которого они объявили своим лидером, беспартийный профессор Александр Милинкевич, должен был бросить вызов Лукашенко — и это бесстрашному человеку из Гродно удалось блестяще.

За протестами последовали политические будни

Однако ничего не изменил даже тот факт, что в качестве кандидата в президенты от социал-демократов выступал и Александр Козулин. Результаты президентских выборов, состоявшихся 19 марта 2006 года, диктатор сфальсифицировал и назвал их главной "социалистической" победой. Через неделю после выборов десятки тысяч людей вышли с протестами в центр Минска. И только после агрессивного вмешательства милиции и спецподразделений, а также при помощи политических репрессии и арестов по всей стране Лукашенко удалось заглушить волну протестов.

Козулин был приговорен к 5,5 годам лишения свободы. Милинкевич, который попытался использовать апрельский марш памяти катастрофы на Чернобыльской АЭС для того, чтобы напомнить о мартовских акциях протеста, также был арестован. Постепенно в Беларусь снова начались политические будни, знакомые из прошлого, включая и последовавшие за этим признаки раздора внутри лагеря оппозиции.

Сбились с "дороги в Европу"

В начале нового тысячелетия, когда президент России Владимир Путин начал свою политику открытости в отношении Запада, европейские политики надеялись на то, что сближение и прогресс в процессе демократизации России, с которой Европа добивалась более тесного сотрудничества, ускорят окончание эры диктатуры Лукашенко. В конце концов, обе страны планировали образовать союз двух государств.

Но Россия не мешала белорусскому режиму и не сделала его своим спутником "по дороге в Европу". По мнению многих европейцев, Россия сама встала на путь к полицейскому государству, разрушив все надежды, связанные с ее демократизацией. Выборный фарс выдается за реальные выборы. Диктатор — по крайней мере, до последнего времени — получал от Москвы экономические субсидии.

Глубокие противоречия

Конфликт между Москвой и Минском вокруг повышения цен на российские нефть и газ, который разгорелся в конце прошлого года и на время привел к снижению объемов поставок или даже прерыванию транзита российских энергоносителей на Запад, обнажил глубокие противоречия в отношениях между двумя странами, которые по воле своих политических руководителей должны все-таки объединиться в союз.

Россия, насколько это может быть сейчас очевидным, больше не будет оказывать Лукашенко экономическую поддержку просто так. Она настаивает на получении контроля над белорусской газотранспортной системой. Путин лично подсчитал, что российские субсидии в размере 5,8 млрд долларов в год составляют 41% от бюджета Беларуси.

Путинский лагерь настаивается на союзе

В Москве неожиданно резкий тон в отношении Лукашенко был обоснован давно назревшей необходимостью введения принципов рыночной экономики в двусторонних отношениях. При этом остается непонятным, чего Москва добивается этим закручиванием гаек. Из политических кругов второго порядка слышны требования ускорить процесс формирования союза двух государств.

Это дало повод для слухов, связанных с тем, что путинский лагерь хочет попытаться получить возможность для "шефа" остаться у власти посредством союза с Беларусью. Согласно российской конституции, Путин не имеет права участвовать в президентских выборах 2008 года. Но в качестве президента нового союза двух государств он может остаться у власти. Однако вызывает сомнение тот факт, что подобный план реален и осуществим до президентских выборов.

"Основополагающий вектор внешней политики"

Пока русским, по всей видимости, хватает и того, что они посредством ликвидации субсидий могут вынудить Лукашенко приватизировать государственные компании, чтобы получить деньги. Российские компании в этом случае получат самые благоприятные возможности для контроля над государственной собственностью Беларуси. Таким образом можно подойти к созданию "реального" экономического союза, гораздо быстрее, чем через союзные договоры. Кроме того, не придется слишком сильно запугивать братьев-белорусов, которым так важна их собственная государственность.

Москва рассчитывает на то, что диктатора Лукашенко, даже если он в политическом плане и заигрывает с Западом, в Европе потерпят. На самом деле, сигналы Лукашенко, подаваемые им в сторону Западной Европы после конфликта с Россией и больше напоминающие пение сирен, не смогли заглушить даже на короткое время требований Брюсселя, призывающего уважать элементарные права человека. Неудивительно, что Лукашенко, который недавно еще клеймил русских как империалистов, теперь, после недавней смены позиций, называет отношения с Москвой "основополагающим вектором белорусской внешней политики" и просит ее предоставить его стране кредит в особо крупных размерах. Белорусской оппозиции российское давление на диктатора не принесло ровным счетом ничего. Чего-то другого московские стратеги и не предусматривали.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)