Павлюченко: «Диаспора – это колоссальный ресурс по изменению страны»

Главред R*form.by Федор Павлюченко, который уже два раза вынужденно уезжал из Беларуси (в 2010-м и в 2020-м), высказался в эфире ютуб-канала «Мне тоже не нравится» о еще одном конфликте, который переживает современное белорусское общество: между теми, кто все еще живет в метрополии, и теми, кто, по разным причинам, уехал после 2020-го.

– Есть несколько знакомых, которые до отъезда из Беларуси очень фильтровали то, что они говорят и пишут. И, как только уехали, внезапно превратились в Че Гевару. Мол, что вы там снимаете свои тапочки, когда становитесь на скамейки? Вы должны хватать автоматы в руки и штурмовать резиденцию Лукашенко, – смеется Павлюченко. – Мне кажется, само наличие таких персонажей провоцирует конфликт.

Потому что, действительно, человек, уезжая в безопасную Европу и не особо рефлексируя на тему того, что с ним произошло, тут же становится отъявленным змагаром.

Журналист продолжает:

– В 2020 году это (протест – С.) был рациональным выбором, и поэтому так много людей вышло на улицы. Тогда появился реальный шанс своим присутствием на улицах повлиять на политическую систему. И она немного зашаталась. Я вообще за какие-то рациональные действия.

Но сейчас требовать от белорусов, которые пытаются выживать, выходить на улицу – это аморально. Хотя есть диссиденты, люди, которые не в состоянии смириться с тем, что происходит. Человека разрывает настолько, что он не может молчать. Как в СССР выходили в 1968-м против вторжения в Чехословакию, когда они понимали, что их сразу же посадят.

Вместе с тем наличие конфликта между оставшимися и уехавшими журналист считает признаком живого общества:

– Я бы только разделил это на две истории, – говорит Федор Павлюченко. – Есть уехавшие, которым грозил арест и, конечно, у них вопрос не стоял – уезжать или нет. Ты просто спасаешь свою жизнь вместо того, чтобы сидеть 15 лет в тюрьме. Я думаю, что к таким людям ни у кого вопросов нет.

Более того, скорее есть вопросы к тем, кому грозит такая уголовная ответственность и почему они остаются. Всегда сложно смотреть на человека, которому непосредственно угрожает тюрьма, ожидать, что его арестуют, а потом долгие годы присылать ему открытки и переживать за его судьбу.

А есть еще одна группа – это люди, которым не то, чтобы некомфортно в Беларуси. Естественно, там есть проблемы. И люди просто уезжают за лучшей жизнью, найти лучшую работу, и так далее. И вот мне кажется, что основной конфликт как раз между этими людьми и теми, кто остается в стране.

С обеих сторон – это желание поспорить, защитить себя и объяснить себе, почему я уехал или почему я остался.

Еще один насущный вопрос, когда речь заходит о новой белорусской эмиграции – это может ли она влиять на происходящее в стране. Павлюченко считает, что как раз только это во многом и будет влиять на то, что происходит в Беларуси:

– С Беларусью случился такой интересный феномен, что в какой-то момент у нас образовалась огромная диаспора за границей. То есть, мы внезапно превратились в народ, который живет по всему миру и довольно быстро адаптируется и устраивается.

И наличие людей за границей, которые осознают себя белорусами, которые могут влиять на лидеров свои стран – это огромный бонус.

Плюс у нас есть еще один бонус. И, возможно, все, что с нами случилось в 2020-м, должно было случиться для того, чтобы у нас появилась Тихановская, которая находится за границей и представляет, хоть не всю Беларусь, но какую-то часть точно.

И даже эта ситуация с войной, когда режим Лукашенко фактически стал соучастником агрессии, но у России нет такого представителя, как Тихановская. Те россияне, которые выезжают из страны, они оказываются в катастрофической ситуации, потому что они не поддерживают Путина, но их никто не представляет.

У нас уже есть крепкая диаспора, у нас есть политический лидер, и в истории точно останется, что в Беларуси был такой этап, который в будущем помог нам стать нормальной страной.

То есть, теперь мы получаем колоссальный ресурс по изменению страны. Эта диаспора уже была в 2020-м, то есть, это были люди, которые уехали в 2010-м, окрепли за 10 лет и смогли профинансировать и штрафы, и оплатить расходы людей, которые попали под репрессии.

Что будет в следующий переломный момент? Это будет еще большее количество людей за границей, которые заработают деньги и смогут профинансировать любые действия внутри страны.

Вопрос будущего возвращения в страну уехавших белорусов, Павлюченко считает не таким важным:

– Если страна хотя бы немного поменяется и хотя бы немного будут наказаны люди, которые сейчас занимаются настоящими преступлениями, тогда я не вижу проблемы, где будет находится тот или мной белорус. Он будет иметь возможность возвращаться. Понравится? Останется там жить. Не понравится? Вернется на то место, где он теперь живет. Но привезет какие-то деньги, привезет какой-то опыт.

В заключение Федор Павлюченко напомнил, что ответственность за Беларусь, как бы это пафосно ни звучало, должна сохраняться у всех ее жителей:

– Если люди в Беларуси не согласны с режимом и опасаются высказываться, что-то делать и как-то себя проявлять, значит большую активность должны проявлять те, кто находится за границей. Но это должно оставаться единым организмом. Так что то, что мы спорим, это отлично.

Я не думаю, что все должны быть революционерами и какими-то трибунами и лидерами, которые рвут на себе рубаху, идут вперед и, как Данко, сжигают сердце. Большинство людей обыватели, большинство людей конформисты. Большинство ходит на нелюбимую работу, подчиняется своему начальнику, и это не Лукашенко. Просто так устроен мир, – подытоживает Павлюченко.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.8(15)

Читайте еще

Конвейер репрессий. За печать наклеек с орнаментом и погоней задержали директора студии дизайна (дополняется)

«На Рождество давали жареное яйцо, сказали, впервые за 20 лет»

Конвейер репрессий. Задержали мать певицы Риты Дакоты. Белоруса обвинили в работе на украинскую разведку. Уголовные дела за «слив данных» прокурора и судьи по делу Автуховича

Баец палка Каліноўскага: «Украінцы сустракаюць беларускіх добраахвотнікаў са словамі: «Афігенна, што вы тут!»

Глас молодежи: «Лукашенко ушел с поста президента Украины, потому что закончился его срок, а Остап Бендер помогал нацистам»

Конвейер репрессий. Жителей Светлогорска вызывают в милицию и просят показать мобильные телефоны — ищут «экстремизм». Протасевич выступил в суде по делу «заговорщиков». В Минске начался первый суд по делу антивоенного «рельсового партизана»