Павел Бородин: «Они даже не бестолочи, а просто ребята, которые очень любят деньги»

Госсекретарь союзного государства России и Беларуси Павел Бородин рассказал корреспонденту Ъ Владимиру Соловьеву, что он думает о российско-белорусской газовой войне.

— Ультиматум, предъявленный "Газпромом" Минску, не осложнил вам жизнь?

— В принципе это не мой вопрос. У нас есть союзный договор и производственные программы, которые мы обсуждаем. Соцвопросы, передвижение людей и капиталов. Цены на газ не имеют никакого отношения к межгосударственным делам, которыми я занимаюсь. Это межкорпоративные отношения. Невольно я, конечно, занимаюсь и этими вопросами. Я самый главный белорус для россиян и по полной программе отстаиваю интересы белорусов. Где могу, я стараюсь высказать свою точку зрения.

— Но эта межкорпоративная разборка всеми воспринимается как окончательный развод!

— Не думаю, что это так. У нас грамотный президент. Бывало они с Лукашенко, чтобы договориться, заседали по семь часов. Так что и сейчас договорятся.

— А зачем же так жестко припирать с газом ближайшего союзника?

— Лукашенко как-то поинтересовался: чего же вы внутри России не повышаете цену на газ, если поднимаете для нас? Он фактически повторил вопрос американцев, который они однажды задали нашему гиганту экономической мысли Грефу. На переговорах о вступлении России в ВТО они спросили: как же вы рветесь в ВТО, когда у вас внутренняя цена на газ 30 долларов за тысячу кубов, а экспортная в десятки раз больше? Поэтому я думаю, что, если мы ведем речь о повышении цен на газ для стран СНГ и союзного государства до уровня рыночных, мы прежде всего должны поднять внутреннюю цену и для себя тоже. Наши великие экономисты и финансисты проводят сегодня нереальную, я бы даже сказал, идиотскую ценовую политику.

— Год назад была такая же газовая война с Украиной. Она кончилась триумфальным возвращением во власть пророссийского Виктора Януковича, и теперь у Москвы с Киевом полное взаимопонимание. Может, Кремль просто применяет против Минска отработанный прием?

— Наше руководство не преследует каких-то политических целей: убрать Лукашенко или еще что-то. Мы уже подготовили вариант конституционного акта для союза России и Беларуси. Наш проект написан с учетом международных правил игры. В союзном государстве Беларусь останется независимой страной: свой герб, свой гимн, свой президент со своим "Мерседесом". Союз с Беларусью — это первый шаг для восстановления постсоветского пространства в экономическом смысле, а не политическом. Вопрос с ценой на газ решится еще до нового года.

— А белорусская сторона хочет договариваться?

— Она обязана будет договориться! Мы же все славяне. И армяне, и грузины, и казахи, и узбеки, и белорусы, и русские, и якуты, и эвены, и эвенки, и чукчи — все мы славяне. Мы же не одну тысячу лет живем вместе. Так что договоримся.

— А почему буксует механизм союзного государства?

— Я уже сказал — экономика правит бал. Нужны волевые политические решения. Нужно в следующем году проводить референдум и принимать конституцию.

— Вы всерьез думаете, что это реально сделать в следующем году?

— Вполне реально! Нужно делегировать часть полномочий союзному государству, как в Евросоюзе. Разве там Ширак или Меркель кому-то подчиняются?

— Ну, Европейский союз по крайней мере видно! Там границы открыты, валюта общая.

— Нас тоже видно! Подписаны соглашения о единой миграционной карте, едином налогообложении, едином здравоохранении, единой собственности. Беларусь их ратифицировала, мы пока нет.

— Думаете, нынешний газовый ультиматум подогреет желание белорусов жить вместе с Россией?

— У нас и народы, и президенты за союзное государство. У нас бестолочей во главе наших стран сейчас нет. Так что все решим в будущем году.

— По-вашему выходит, что бестолочей во главе государств нет, но есть бестолочи в руководстве некоторых госмонополий?

— Можно и так сказать. Они даже не бестолочи, а просто ребята, которые очень любят деньги.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)