The Wall Street Journal
Паника вокруг иранской бомбы

Когда речь идет о Махмуде Ахмадинежаде, наши колонки нечасто бывают хвалебными. Но иранскому президенту свойственно особенное умение выбирать подходящий момент.

Вчера Ахмадинежад объявил, что Исламская Республика впервые обогатила уран до оружейного уровня. Это начало крупных успехов иранского народа, говорит человек, который неоднократно призывал стереть Израиль с карты. Это заявление знаменует формальное нарушение со стороны Ирана резолюции СБ ООН. Также оно свидетельствует, что, если даже пока у Ирана нет соответствующей индустриальной базы, у него есть ноу-хау создания атомной бомбы.

Может быть, теперь это сосредоточит умы на реальной угрозе иранской бомбы — на риске того, что репрессивный режим с огромными нефтегазовыми резервами, "революционными" идеалами, региональными амбициями и глобальной террористической сетью окажется в положении, при котором сможет использовать или угрожать использованием ядерного оружия. В последние недели, однако, слишком много внимания уделялось другой опасности. А именно — сообщениям о том, что администрация Буша планирует воздушные удары по иранским атомным объектам.

Эти сообщения на прошлой неделе получили дополнительное освещение в СМИ после публикации стати штатного журналиста New Yorker Сеймура Херша, в которой говорилось, что администрация Буша всерьез обдумывает нанесение тактического ядерного удара по некоторым иранским хорошо защищенным, расположенным глубоко под землей военным объектам.

Если верить источникам, на которые ссылается Херш (в основном анонимным), американские истребители ВМС выполняют "ученые миссии по доставке ядерного оружия" над Аравийским морем. Он цитирует "бывшего высокопоставленного чиновника разведки", который мрачно замечает, что "в планах ВВС ключевое слово — это "решающий". Это трудное решение. Но мы сделали это в Японии". Тот же бывший чиновник заявляет, что "внимание, уделяемое возможности нанесения ядерного удара, породило опасения в Объединенном комитете начальников штабов, и некоторые офицеры начали говорить об уходе в отставку". Однако, говорят, Белый дом полон энтузиазма.

В эту предполагаемую военную лихорадку сложно поверить, учитывая, что на протяжении трех лет администрация Буша, подчиняясь Европе, следовала дипломатическим путем в отношениях с Ираном. В понедельник Буш назвал эти сообщения "диким вымыслом". И, по сути, сам Иран способствовал эскалации ситуации, обманув инспекторов ООН, произнося подстрекательские речи и отказавшись от своих международных обязательств. Тегеран даже не принял предложения России об обогащении урана в этой стране под контролем Москвы.

Мы, со своей стороны, лишь надеемся, что у администрации есть полный спектр военных планов на непредвиденные случаи в отношении Ирана. Такое планирование в каком-то смысле является обыденным: Пентагон постоянно разрабатывает военные игры для всех ситуаций, какие только можно себе представить, и против всех мыслимых противников. Но со стороны администрации было бы безответственно не составлять чрезвычайных планов, учитывая ту степень угрозы, которую Иран уже представляет — это должны особенно внимательно учитывать критики иракской войны, которые утверждают, что администрация Буша проявила халатность в послевоенном планировании.

Не менее важно и то, что открытое военное планирование тоже играет большую роль, если требуется, чтобы дипломатия в отношении Ирана принесла хоть какие-то успехи. Муллы обнаружили какие-то признаки готовности к уступкам в ядерном вопросе один-единственный раз — когда Европа и США проявили единодушие в привлечении Ирана к ответу. Это высоко ценит даже Жак Ширак, так как он единственный западный лидер, или лучше назовем его ковбоем, который действительно предлагал использовать ядерное оружие против Ирана, если до этого дойдет. Фраза "хочешь мира — готовься к войне" была изобретена не Джорджем Бушем.

Более жизненно важный вопрос заключается в том, хватит ли США точных данных и средств, чтобы уничтожить иранские ядерные возможности, если придется. В прошлом году в докладе Робба-Силбермана по провалам американской разведки в Ираке говорилось, что качество американской информации по Ирану еще ужаснее. Так что очевидный приоритет здесь — устранение неполадок.

Также приоритетом должна стать разработка так называемой противобункерной бомбы, ядерного оружия малой мощности, способного поражать цели, расположенные глубоко под землей. Предполагается, что большая часть объектов, задействованных в иранской ядерной программе, расположена под землей, и, хотя у США есть конвенциональное противобункерное оружие, оно, вероятно, не настолько эффективно, как атомные бомбы малой мощности.

Идеологи контроля над вооружениями пытались представить противобункерные бомбы как уникально устрашающее оружие. И конгресс во главе с республиканцем от штата Огайо Дэвидом Хобсоном отменил финансирование новых исследований, похоже, исходя из того представления, что, если мы разработаем такое оружие, мы будем более склонны применить его. Но, по сути, такое оружие будет более надежно против потенциального врага, чем гигантская атомная бомба в 200 килотонн, которая не только сотрет с лица земли любую военную мишень, но и убьет тысячи невинных граждан. Суть противобункерной бомбы низкой мощности — это причинение меньшего ущерба, а не наоборот.

Мы подозреваем, что большая часть этой паники вокруг иранской бомбы связана в меньшей степени с реальными военными планами и в большей — с попыткой представить Буша в предвыборный год и в период нашего увязания в Ираке человеком, которому война доставляет счастье. Но если у этой попытки должен был быть побочный эффект — убедить тегеранских мулл, что США серьезно настроены не позволить им заполучить бомбу, — то, может быть, эта "спекуляция" принесла некоторую пользу.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)