Памяти Людмилы Алексеевой: Она хотела, чтобы свободными были мы

Точность ее жизни определяла конституцию для честной беспокойной души. Она доказала, что у пристойного, высоко уместного человека в нашем времени нет возраста. Что у доброты и участия в процессе достижения и сохранения достоинства нет срока.

А у конкретного человека такой срок есть. И столь необходимая нам Людмила Михайловне Алексеева его исчерпала.

К большому нашему горю.

Она никогда не претендовала на звание совести нации, учителя и нравственного эталона. Но мы черпали из её колодца чистую воду справедливого отношения ко времени.

Она была свободна, но этого было мало Алексеевой. Она хотела, чтобы свободными были мы. Часто вопреки нашему желанию и умению

Её волновало почему мы не хотим быть хозяевами на своей земле, и живем терпеливо, с безудержным доверием, освобождающим от собственного участия в управлении обществом.

Она была нам нужна. И давайте это не забудем.

Спасибо, добрая, беспокойная душа. И поклон памяти.

Адвокат Генри Резник: «Мы сейчас все в некоторой растерянности»

— Утрата огромная и невосполнимая. Людмила Михайловна была непререкаемым авторитетом в нашем сообществе. Она пришла в правозащитное движение еще в годы тоталитарного советского режима, будучи весьма благополучным человеком. У нее была интересная работа, семья, дети — и это попирание человеческого достоинства в те времена пробудили в ней эти чувства, что невозможно терпеть это ущемление свободы и прав человека.

И когда ее вынудили уехать из страны под угрозой ареста, Алексеева вернулась, будучи уже благополучным человеком в Соединенных Штатах Америки. С ее возвращением правозащитная деятельность и деятельность Московской Хельсинкской группы получила новый импульс.

Людмиле Михайловне было свойственно уникальное сочетание качеств. Это преданность своему делу, которому она посвятила всю свою жизнь; это мужество, которое было выковано в годы тоталитаризма; это настойчивость в достижении цели, которую она ставила; это ум и организационный талант. Мы сейчас все в некоторой растерянности, поскольку заменить Людмилу Михайловну невозможно в том плане, что адекватной ей фигуры, которая могла бы возглавить Группу, сейчас нет. Но Группа продолжит свою работу, и в своей дальнейшей деятельности мы всегда будем помнить о том, как ее создавала эта удивительная женщина.

Музыкант Андрей Макаревич: «Была невероятно красивой женщиной»

— Она была невероятно красивым человеком, невероятно красивой женщиной. Людмила Михайловна ничего для этого не делала — она такой была изнутри. Я не хочу говорить банальных вещей про ее мужество, про бесстрашие, про Богом данное чувство справедливости. То, что она с была с нами долго и до последнего дня свой крест несла и делала все, что могла, и даже больше — это прекрасно. Она ко мне очень хорошо относилась, и ей нравились мои песни — и я этого стеснялся, я немного перед ней робел, поскольку прекрасно понимаю, что такое масштаб Личности.

Правозащитник, писатель Алексей Симонов: «Пришла свободным человеком, была свободным человеком и ушла свободным человеком»

— Вечных людей, к сожалению, не бывает. Но если и есть, кто мог быть вечным, то это Людмила Алексеева. Было ощущение, что она есть и будет всегда. Она пришла в правозащитное движение свободным человеком, она была в движении свободным человеком, она ушла из этой жизни свободным человеком. Она никого в этой жизни не боялась.

Это редкое качество, которое помогает людям оставаться самим собой и сохранять чувство собственного достоинства. Людмилу Михайловну не унижало ни общение с президентами, ни общение с народом — ни с какой стороны ее нельзя было не только унизить, но и заподозрить в том, что она испытывает какой-то дискомфорт по этому поводу.

Людмила Алексеева очень много сделала для правозащитного движения, долго возглавляла Московскую Хельсинкскую группу. Будучи членом МХГ последние полтора десятка лет, я с ужасом представлял, что Группу, в которой есть замечательные люди, очень трудно будет возглавлять кому-то, кроме Людмилы Михайловны. Могу только высказать свою глубокую боль по этому поводу. Будем надеяться, что все, во имя чего она жила, удастся осуществить другим людям.

Помимо того, что у Людмилы Михайловны было много друзей, у нее было необычайное количество родственников. Так вышло, что значительная часть этих родственников живет в Соединенных штатах Америки. Я хочу, чтобы они понимали, что мы продолжаем их любить, и они продолжатели ее семьи и дела.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)