Владимир Мартьянов
«Палатка» учредила опричнину

Вчера депутаты белорусского парламента приняли поправки в Уголовно-процессуальный кодекс «по вопросу уголовного преследования отдельных категорий лиц». Отныне чиновники из кадрового реестра Лукашенко, которые ничем не прогневили лично главу государства, фактически могут не бояться правоохранительных органов.

На сайте Палаты представителей Национального собрания о принятом документе сообщается коротко и скромно. В отличие от принятого вчера же проекта закона «О бюджете Республики Беларусь на 2007 год», который расписан на полстраницы, о поправках сообщается «также был рассмотрен и принят в первом и втором чтениях проект Закона Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в некоторые законы Республики Беларусь по вопросу уголовного преследования отдельных категорий лиц и иным вопросам уголовного процесса».

А ведь после вступления в силу этих поправок особые привилегии получают чиновники, которые входят в так называемый кадровый реестр Лукашенко. И эту группу лиц к уголовной ответственности можно будет привлечь только с согласия президента. Особо не скрывался и тот факт, что данный проект был разработан в соответствии с поручением Лукашенко.

А появление поправок на неприкасаемость вызвано, по словам руководителя Национального центра законопроектной деятельности при президенте Валерия Мицкевича, тем, что «значимость выполняемых задач и уровень принимаемых решений» высокопоставленных чиновников требует «особых правовых гарантий».

Стоп. Тут, честно говоря, становится не очень понятно. Получается, что законодательство в нашей стране таково, что, решая значимые задачи, оставаться в рамках правового поля невозможно? И, принимая решения на высоком уровне, чиновник так или иначе вынужден нарушать закон?

Что же, нас можно поздравить с появлением новой категории госслужащих — беззаветно преданных президенту, готовых выполнить любую команду, поскольку теперь им следует бояться только его, президента. Закон отныне для них не писан. У них свой Закон — царская воля.

Правда в принятых поправках есть небольшая оговорка: привлечь чиновников из кадрового реестра к уголовной ответственности без согласия главы государства можно только при совершении измены родине или особо тяжкого преступления, либо при задержании на месте преступления.

Этот документ в Палате представителей проходил непросто. На первом чтении он вызвал волну критики ряда депутатов и был направлен на доработку. Затем то ли силы у депутатов закончились, то ли с ними провели разъяснительную работу — однако поправки «прошли» нижнюю палату белорусского парламента.

Кое-кто уже назвал новое сословие чиновников «неприкасаемыми». Однако каста неприкасаемых в Индии все же занимает несколько иной статус. Зачем же так обижать людей из кадрового реестра? Есть гораздо более подходящее, и хорошо известное любому, изучавшему историю, понятие — опричнина. Между прочим, само слово «опричнина» происходит от древнерусского «особый». «Аз есмь царь, — говорил автор опричнины Иван Грозный, — Божиим произволением, а не многомятежным человеческим хотением. Государь не есть царь боярский. Он не есть даже царь всесословный, то есть общенародный. Он — Помазанник Божий».

Инструментом утверждения такого взгляда на власть и стала опричнина.

Еще один забавный факт: даже руководитель Национального центра законопроектной деятельности при президенте признает, что принятые поправки не предусмотрены Конституцией Беларуси. Однако, по его словам, основной закон не запрещает урегулировать этот вопрос на уровне законодательного акта. Вот такая казуистика.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)