«Отсутствие военных баз России — последний рубеж обороны для Лукашенко»

О чем российский и белорусский правители торгуются с Западом и между собой.

Американский политолог Леон Арон дал свои прогнозы о возможности нового военного конфликта России и Украины и объяснил, почему ряд западных политиков изменили свое отношение к Беларуси.

— Я думаю, что игра Путина в Украине для него стратегически гораздо более важна, и поэтому он попробует не вмешиваться в события в Казахстане слишком глубоко, во всяком случае, в смысле количества войск, — сказал исследователь Американского института предпринимательства, политолог Леон Арон в эфире у наших коллег.

Фото aei.org

По мнению эксперта, на границе с Украиной российский правитель играет в сложную игру:

— Он шантажирует Запад, чтобы тот заставил Украину принять так называемые «Минские соглашения-2», которые, по сути, уничтожают украинский суверенитет и фактически делают Донбасс российским протекторатом.

Другая цель игры — заставить НАТО навсегда обязаться не принимать в состав Альянса Украину или любые другие страны из числа бывших республик СССР. Пока что в этом блефе Путину очень везет. Белый Дом действительно купился на эту историю, и ожидается, что может состояться американо-российский саммит.

Остается ли при таком раскладе реальной риск масштабной военной операции России в Украине? Леон Арон считает, что этого не случится, ни по тактическим, ни по стратегическим причинам, к тому же общественное мнение в России не поддержит эту экспансию. Другое дело — продолжение борьбы с некими внешними угрозами:

— Я считаю, что создание образа «защитника Родины от НАТО» — это в настоящее время ключевой инструмент для легитимизации режима Путина и, очевидно, его переизбрания в 2024 году уже на пожизненное президентство.

Насколько важно для «собирателя земель русских» довести до конца проект Союзного государства и сделать все, чтобы Беларусь утратила даже формальный суверенитет?

— Думаю, больше территориального расширения Путин хочет расширения политического. Иными словами, не обязательно захватить или вернуть конкретные бывшие территории Советского Союза, но нужно создать ситуацию, в которой Россия контролирует как минимум зарубежную, если не внутреннюю, политику большинства бывших советских республик, прежде всего, европейских — Беларуси и Украины.

Поэтому последние 15 лет он подталкивает Лукашенко к более плотному союзу. Кроме того, здесь у него есть дополнительный стимул — граница с большим количеством стран НАТО и приобретение куда лучшего стратегического пространства относительно Польши и Литвы. Если учитывать этот дополнительный стимул, мне кажется, Путин только приветствовал бы усиление союза с Беларусью.

Но даже после того, как он, по сути, помог спасти Лукашенко после событий 2020 года, мы не увидели очевидных взаимных уступок. Да, Лукашенко стал гораздо более послушным, утратив вместе со своей легитимностью значительную часть белорусского суверенитета, но формально Беларусь по-прежнему суверенное государство.

Он по-прежнему не позволяет создать в Беларуси постоянные войсковые базы России. Мне кажется, что это последний рубеж обороны, который у него есть, и также последний товар, который он может продать дорого. Он чувствует, что такая ситуация еще не наступила, и держится за этот козырь.

При этом, по словам политолога, если прежде Запад рассматривал Беларусь как сферу влияния России, то после событий 2020-2021 года это мнение кардинально изменилось:

— Белорусы показали, что это страна, которая ценит не только независимость, но также свободу и демократию. На мой взгляд, это повысило международное внимание к Беларуси, насколько я знаю, ряд западных политиков рассматривает теперь Беларусь и Украину с единым подходом.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.6 (оценок:48)