Политика

Дмитрий Косач

«Особо опасны»: референдумы как обоюдоострое оружие

На 27 февраля в Беларуси запланировано проведение референдума по изменению Конституции. В преддверии этого «Салідарнасць» рассказывает, как всенародные референдумы стали популярным инструментом решения важнейших вопросов, и почему они далеко не всегда являются примером «прямой демократии».  

В 2004 году на референдуме тоже корректировали Конституцию Беларуси, чтобы дать Александру Лукашенко возможность оставаться президентом больше двух сроков

Когда к референдумам пришла популярность

Прообраз этого политического механизма существовал еще до нашей эры, в Древнем Риме. Сейчас плебисцит считается синонимом референдума. Однако изначально это было немножко другое. Плебисцитом называли не само голосование, а решение, принятое общим собранием плебеев.

В древней Руси (Новгород, Киев и др.) существовала такая традиция как вече – народное собрание. Но оно было не столько про народовластие, сколько про ширму для власть имущих: де-факто всё обычно решали местные князь и бояре. Да и участие в вече принимали не все жители, а главы свободных семей.

Городское самоуправление в виде вече практиковалось в Полоцке: обычно люди собирались перед Софийским собором. Вопросы решались самые разные, и закончиться всё могло не самым благоприятным для власть имущих образом. Не раз вече изгоняло из Полоцка князей.

А первый референдум в современном понимании состоялся в Швейцарии в кантоне Берн в 1439 году. Альпийская республика и поныне регулярно практикует такое волеизъявление граждан. За последние 150 лет в стране прошло более 500 референдумов. Голосовали по самым разным вопросам: право собственности на землю, размер дорожной сети, запрет на ношение одежды, закрывающей лицо, и т.д.

В ряде стран Европы референдумы получили широкое распространение с конца XVIII века. Так в 1793 французы принимали новую Конституцию путем всенародного голосования. Тогда вариант «за» выбрали 99,4% . Правда, явка составила менее 30% от наделенных правом участия.

В наше время референдумы стали обычным явлением в мире и распространились на Азию и Африку.

5

конституционных референдумов

состоялись в Египте за последние 15 лет!

В целом по данным исследователей более 110 стран мира в том или ином виде проводят всенародные голосования.

На какие виды разделяют референдумы

Как правило, на референдум выносятся наиболее значимые вопросы, касающиеся развития общества и государства: провозглашение независимости, изменение конституции, введение эвтаназии и т.д. Существуют следующие виды референдумов:

По территориальному признаку – общенациональный, региональный, местный референдумы.

По содержанию – конституционный и обыкновенный.

В зависимости от того, можно ли по закону решить вопрос без проведения референдума – обязательный и факультативный.

В зависимости от характера выносимого решенияимперативный (решение является окончательным) и консультативный; а также утверждающий (закрепляется решение органа власти) и отвергающий (отменяется ранее принятое решение).

Но это классические варианты, а фантазия властей разных стран распространяется куда дальше.

Например, в 2020 году в России состоялся референдум, проведенный в обход законодательства о референдуме и международных норм – его назвали «Общероссийским голосованием по вопросу одобрения изменений в Конституцию».

В том числе из-за несоответствия законодательству и международным правовым нормам референдум может стать как признанным, так и не признанным. Достаточно вспомнить «референдумы» о самоопределении «ДНР» и «ЛНР».

Почему референдум далеко не всегда означает «народовластие»

В теории референдум называют «важнейшим институтом», наиболее точно отражающим волю народа по тому или иному вопросу. Для многих эталоном считаются референдумы в Швейцарии, где эта форма действительно и без всяких кавычек является инструментом прямой демократии.

Однако на практике подобное возможно с референдумом только в демократической стране или хотя бы при условии соблюдения международных норм проведения референдума.

История показывает, что такая форма волеизъявления является любимым инструментом автократов для установления диктатуры, при котором они допускают агитацию только в свою пользу и отказываются от реального подсчета голосов.

Например, в 1933 году в Португалии Антониу ди Салазар ввел новую конституцию, которая давала ему практически неограниченные права, устанавливая фашистский режим. Согласно данным властей, на референдуме это решение поддержало 99,5% избирателей.

Как правило, если в авторитарных странах власть выносит на референдум какой-то интересующий ее вопрос, то вне зависимости от реального мнения людей получает на выходе нужный ей результат.

И всё же так бывает не всегда. Порой власти получают неожиданные результаты, которые становятся для них катастрофичными.

В 1988 году в Чили 56% участников референдума проголосовало против продления правления Аугусто Пиночета, и тот вынужден был согласиться с этим решением.

В Великобритании в 2016 году премьер-министр Дэвид Кэмерон инициировал референдум о членстве страны в Евросоюзе, будучи уверенным, что большинство избирателей его поддержат. Но случилось обратное, и правительство вынуждено было уйти в отставку, а страна кардинально поменяла курс и покинула ЕС.

Были в истории и примеры, когда власти добивались на референдуме нужного результата, но это не имело никакого значения. В марте 1991 года в большинстве республик СССР состоялся референдум по вопросу сохранения Советского союза, 76,4% проголосовало «за», но уже к концу года прежнее государство перестало существовать.

Главный минус референдумов

Существует романтическое представление, будто бы референдум – это идеальный инструмент народного волеизъявления. Но с этим согласны далеко не все специалисты.

Профессор международной политики Университета Кента Елена Коростелева в интервью Би-Би-Си назвала референдумы «очень неэффективным и несовершенным механизмом».  В том же духе высказался в беседе с Quorum научный сотрудник Института политологии им. Отто Зура при Свободном университете Берлина Арндт Ляйнингер.

Коростелева указывает, что выборы дают возможность учесть различные нюансы, а референдум – нет. Поясним это на белорусском примере.

Предстоящий референдум по Конституции предоставляет гражданам формальную возможность (если сделать во многом фантастическое предположение, что их голоса кто-то собирается всерьёз считать) принять новый Основной закон или отвергнуть. Этот подход исключает какие бы то ни было нюансы.

Например, вам нравится то, что в подготовленном проекте возвращается ограничение по количеству президентских сроков – не более двух. Но в то же время вы считаете абсурдом идею включить в Конституцию Всебелорусское народное собрание и наделить его огромными полномочиями. Для полноты картины добавим, что нынешняя Конституция,при которой президент фактически является монархом, вас тоже не устраивает.

При таком раскладе приходится либо голосовать за новую Конституцию, в которую вписано ВНС, либо против – но тогда, получается, за старую, при которой глава государства фактически является несменяемым царем. Так себе выбор.    

Референдумы в современном обществе особенно опасны, потому что позволяют манипулировать мнением населения.

Елена Коростелева

Арндт Ляйнингер добавляет, что на референдумы все чаще делают ставку популисты. А это, в свою очередь, ведет к тому, что качество решений, принимаемых таким образом, зачастую сильно хромает.

Белорусский опыт свидетельствует в пользу скептиков. Три проведенных ранее референдума фактически привели к установлению авторитарного режима, который сейчас превращается в диктатуру. Да и четвертый запрограммирован так, чтобы создать дополнительные возможности для удержания власти Александром Лукашенко и его окружением.

В общем, мировая история проведения референдумов показывает, что у них хватает и светлых, и темных сторон. Зачастую результаты голосования предсказуемы, но всё же время от времени случаются сюрпризы. О наиболее ярком и способном вдохновить белорусов примере «Салідарнасць» расскажет в одной из следующих статей нашего нового спецпроекта – «Референдум».

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.8(25)