Оргии, вечеринки и кокаин: бывшая жизнь отеля из фильма «Лицо со шрамом»

В конце 1970-х и начале 1980-х годов Майами тонул в крови, кокаине и миллионах долларов наличными. На улицах стреляли и взрывали, а коррумпированной полиции было не до того.

Создатели фильма «Лицо со шрамом» вдохновлялись атмосферой отеля Mutiny

Так называемые «кокаиновые ковбои» (наркоторговцы из Латинской Америки, прежде всего, из Колумбии — прим. ред.) принесли с собой волну насилия в спокойный город, где некогда любили жить пенсионеры: Майами в одночасье превратился в настоящую столицу убийств.

Посреди всего этого хаоса находилось странное, сюрреалистическое место, где мафиози, чиновники и знаменитости проводили ночи, полные гламура, алкоголя, секса и наркотиков.

— Это был рай посреди ада, — так описывает это место в беседе с Испаноязычной службой Би-би-си Mundo писатель и журналист Робен Фарзад, автор книги «Отель «Лицо со шрамом»: как кокаиновые ковбои веселились и делили контроль над Майами».

Каждый номер в отеле Mutiny был оформлен в особом стиле

В своей книге Фарзад описывает отель Mutiny, который находится в десяти минутах езды от центра Майами.

В то время Mutiny был центром местной элиты и городского шика.

— В Нью-Йорке была «Студия 54» (знаменитый ночной клуб и дискотека — прим. ред.), в Майами был Mutiny, — говорит Фарзад.

Отель был своеобразной роскошной витриной, где можно было посмотреть на богатых людей и показать себя. Колумбийские и кубинские мафиози прожигали там тысячи долларов, а рядом с ними жили рок-звезды из Led Zeppelin, The Eagles и Fleetwood Mac, Барбара Стрейзанд, Лайза Минелли, Арнольд Шварценеггер.

— Одним из постояльцев отеля был молодой бедный певец по имени Хулио Иглесиас. Он умолял местного диджея, чтобы тот поставил записи его песен, — рассказывает Фарзад.

По словам журналиста, в Mutiny также бывали известные политики, среди которых сенатор Тед Кеннеди, братья Джеб и Джордж Уокер Буши, а также Гамильтон Джордан, глава аппарата Белого дома при президенте Джимми Картере.

Ванна шампанского и оргии с головами львов

Однако у отеля Mutiny была и своя темная сторона. В элитное общество просачивались наркобароны, которые заполняли город кокаином.

Есть сведения о том, что знаменитый колумбийский наркобарон Пабло Эскобар как минимум один раз останавливался в Mutiny, говорит Фарзад.

— В том, чтобы посетить Mutiny, не было ничего странного. Если вы шли туда пообедать, то это не значило, что вы нечисты на руку. Самое интересное начиналось там с наступлением ночи, — рассказывает журналист.

Все в этом заведении было предназначено для получения удовольствий и всевозможных излишеств.

Основателем легендарного отеля был Бертон Голдберг — человек, которого называли «Хью Хефнером из Майами».

Бертон Голдберг (справа) был также известен как «Хью Хефнер из Майами»

В конце 1960-х годов Голдберг решил создать такое место, где «любая фантазия может стать реальностью».

Учитывая, что основными постояльцами должны были быть новоиспеченные богачи из Колумбии, Венесуэлы, Кубы и стран Центральной Америки, дизайнер нового отеля решила оформить интерьер в стиле «обольщения латиноамериканского мачо».

Для этого были спроектированы 130 тематических номеров, каждый из которых соперничал с соседним по причудливости и экстравагантности дизайна.

Названия комнат говорили сами за себя: «Горячая карамель», «Сафари», «Египетский караван», «Одиссея», «Алый тюльпан», «Пятое измерение», «Внешнее пространство» и т.д.

Фарзад рассказывает историю, которую поведал ему один из постояльцев Mutiny: однажды во время вечеринки он вышел из своего номера и заглянул в номер «Сафари», где проходила оргия, участники и участницы которой использовали головы львов и слонов.

Также известен случай, когда группа наркоторговцев потратила 20 тыс. долларов на то, чтобы наполнить ванну шампанским.

— Все это не имело никакого смысла, но им было важно показать, что деньги для них ничего не значат, — говорит Фарзад.

В разгар праздника в ритме музыки диско было несложно понять, кто есть кто. Например, кубинские наркобароны выглядели очень ярко и экстравагантно. Колумбийцы, напротив, смотрелись весьма скромно, поскольку этого требовали их главари.

Посетителей отеля ублажали миловидные «девушки Mutiny», которые зарабатывали тысячи долларов чаевых всего за одну ночь.

Атмосфера в заведении была просто умопомрачительной, и никто не решался ее нарушать.

Полицейские, которым удавалось попасть в отель под прикрытием, прекрасно понимали, с кем они имеют дело. В любой момент они могли окружить отель и закрыть его, однако все, что они там видели, было настолько дорогим, что никто не решался на это.

Эта сказочная атмосфера передана в криминальной драме Брайана Де Пальмы «Лицо со шрамом» 1983 года. Сценарий к фильму написал Оливер Стоун, а главную роль сыграл Аль Пачино.

Как рассказывает Фарзад, вымышленный клуб «Вавилон», который посещают герои фильма, во многом похож на отель Mutiny.

Стоун, Пачино и Де Пальма бывали в легендарном отеле, а в одном из эпизодов сценария герои даже случайно произносят его название, когда речь идет о «Вавилоне».

— То, как описан клуб «Вавилон», в точности напоминает отель Mutiny, — говорит Фарзад, который читал сценарий картины.

Дурная репутация

Сумасшедшая вечеринка в отеле Mutiny продолжалась до 1981 года. В этом году насилие в Майами достигло беспрецедентного уровня.

— Это уже был вопрос жизни или смерти, а не только секса, наркотиков и диско, — говорит Фарзад.

Поворотным пунктом в истории отеля можно считать убийство одной из «девушек Mutiny» по имени Маргарита, тело которой нашли завернутым в гостиничную простыню.

— Это стало тревожным звонком для всех сотрудников отеля. Теперь они понимали, что любой из них может оказаться на месте Маргариты, — говорит Фарзад.

Полиция стала усиливать давление на владельцев; разборки между постояльцами-наркоторговцами становились все более жестокими, в отеле быстро распространялся СПИД. Все это неизбежно приводило к потере клиентов.

Кроме того, в том же районе города открывались другие клубы, у которых не было столь дурной репутации.

Владельцы новых заведений, в частности, не допускали в свои клубы «мариелитос», кубинских эмигрантов, которые массово прибывали в США в 1980-х годах и многие из которых занимались наркотрафиком в Майами.

В итоге Голдберг продал свой отель в 1984 году. Он стоял заброшенным вплоть до середины 1990-х годов, когда его купила местная гостиничная сеть. Новая атмосфера отеля разительно отличалась от той, что царила там в 1970-е годы.

— Сегодня это тихий отель, никаких ярких эмоций, ничего не осталось от былой сексуальности, — говорит Робен Фарзад.

Сегодня сложно себе представить существование такого отеля, как Mutiny. Как отмечает журналист, это заведение стало символом «эпохи невинности», которая постепенно начинала сменяться кокаиновой лихорадкой и хлынувшей за ней волной насилия.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 5 (оценок:6)