Ирина Морозова

О приговоре Бабарико. Романчук: «Вопрос, что будет делать бизнес». Казакевич: «Линия репрессий продолжается»

Что стоит за цифрами в приговоре главному фигуранту «дела Белгазпромбанка».

Виктор Бабарико в суде 6 июля. Фото Reuters

В приговоре, вынесенном Верховным судом экс-претенденту в президенты Виктору Бабарико, впечатляет и озвученный срок лишения свободы – 14 лет (на год меньше, чем запрашивал прокурор), и сумма штрафа и возмещения якобы нанесенного ущерба.

По решению суда экс-глава «Белгазпромбанка» должен заплатить 5 тысяч базовых величин штрафа (145 тысяч рублей, или более $57 тысяч), а также погасить ущерб на сумму 46 миллионов рублей (свыше $18 млн).

«Бизнес – это одни правила, политика – другие, и если вы сюда придете – получите»

Руководитель научно-исследовательского центра Мизеса этим цифрам не удивляется.

– Возмещение рассчитывается очень просто: есть декларация об имуществе, есть недвижимость, какие-то деньги во вкладах, – комментирует Филину приговор экономист Ярослав Романчук. – Потом, если будет судебное производство, все это будет продано, и деньги поступят в качестве компенсации по начисленным штрафам. Расчет именно на то, чтобы все, что возможно, описать и продать.

Приговор вынесен такой, что дело не только в компенсации ущерба, в начисленных суммах штрафа – вопрос в том, что сейчас будет делать бизнес, средний и крупный, рассматривая разного рода варианты инвестирования.

Как я понимаю, после этого приговора количество желающих рассматривать Беларусь в качестве юрисдикции любых своих проектов существенно сократится – в том числе со стороны тех бизнесменов, которые работают или происходят из России.

Может ли выписывание столь больших сумм «компенсации ущерба» быть сигналом другим успешным бизнеса (вспоминаем недавние визиты силовиков в компании 21vek.by, «Модум,» «Юркас» и задержание их руководства по неизвестным причинам)? Ярослав Романчук не исключает такого варианта.

– Несколько лет назад, когда я еще состоял в Совете по развитию предпринимательства, участвовал во встрече Александра Лукашенко с бизнесом. И тогда он сказал, обращаясь прежде всего к бизнесменам: мужики, мол, смотрите, бизнес – это одни правила, политика – другие, и не дай Бог, вы сюда придете – получите. Вот он и реализовал в 2020-2021 году, особенно в отношении Бабарико, все сказанное.

Действительно, в Беларуси эти вещи строго разделены. И те бизнесмены, которые решают войти в политику, должны изменить модель своего поведения – продать бизнес, быть не при делах. В противном случае вся действующая система в Беларуси направлена на исключение политической конкуренции влиятельных, богатых людей.

Поэтому в условиях, когда нет внешнего прямого воздействия на поддержание политической конкуренции, мы имеем приговор, мало чем отличающийся от приговоров, которые мы видели в 2006 или в 2010 году.

«Риторика властей становится все более агрессивной»

Почему сейчас срок столь велик? И чего в озвученном приговоре больше – личной мести или показательного акта устрашения всех нелояльных?

– И того и другого, и, наверное, даже третьего – страха, связанного с тем, что Бабарико представляет реальную политическую угрозу для действующей власти, – сказал Филину директор Института политических исследований «Политическая сфера» Андрей Казакевич. – Виктор Бабарико является очень популярным политиком. Сейчас мы не можем сказать точно, сколько людей его поддерживают, но его рейтинг по многим вопросам сравним с рейтингом самого Лукашенко.

То есть, это реальный политический конкурент, эдакий тяжеловес. И это еще один очень важный мотив, почему был вынесен именно такой приговор и определено такое большое наказание.

В 2020-2021 годах, отмечает политолог, в Беларуси в принципе даются большие сроки, чем присуждались в 2006-2010-х за аналогичные действия:

– Если посмотреть на составы преступлений, которые вменяют людям, начиная от тех, кто участвовал в акциях протеста – люди получают по несколько лет «химии», колонии… В отношении Бабарико у режима просто больше оснований беспокоиться, поскольку он имеет значительную поддержку белорусов.

Ожидать ослабления репрессий и вынесения более мягких приговоров, по мнению Андрея Казакевича, бессмысленно – по крайней мере, в ближайшее время, если не наметится никаких положительных сдвигов в отношениях с Европой (а их, судя по «контрсанкциям» белорусского режима, не намечается).

– Линия репрессий продолжается, а риторика властей становится все более агрессивной. Мы все чаще и чаще слышим слова о «войне», о том, что Беларусь находится на осадном положении. Поэтому ожидать улучшения ситуации пока не приходится.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.8 (оценок:57)