Невзоров: «Люди считают, что публичное страдание по Нотр-Даму записывает их в очень культурные люди»

Публицист высмеял массовую реакцию на пожар в соборе Парижской Богоматери.

Фото ТАСС

«Людям очень нравится публично страдать по такому культурному поводу»

– По поводу Нотр-Дама хоровые причитания мне совершенно непонятны. Но, как выясняется, непонятны только мне, потому что мир весь утопает в скорби, – сказал в эфире Эха Москвы Александр Невзоров. – Искусствоведы и романтики рыдают и вешаются. Они ищут знамения, прощаются с эпохой, раскапывают какие-то дремучие тамплиерские бредни, обвиняют арабов, африканцев, толерантность. И все ужасно страдают, хором причем…

Им очень нравится публично страдать по такому культурному поводу. Вот почему это происходит? Потому что это страдание их автоматически записывает в очень культурные люди, когда они делают это публично.

Вот они цветочки несут к французскому посольству. Я вот не помню цветочков у английского посольства, когда умер Хокинг. Я не помню цветочков у норвежского, когда умер Иоахим Рённеберг — это, помните, тот человек, который выиграл Вторую мировую войну. Ну, дело хозяйское. Они могут страдать, могут не страдать. Сами себе придумали фетиш, сами терзаются.

«Здесь полагается закатить глаза — Париж уже не тот…»

– Кстати, что только не обвиняют. Российские попы, например, они все объединились в том, что главная причина пожара — это толерантность и однополые браки. Причем я не специалист, но, мне кажется, что в таких отношениях сила трения все-таки не настолько велика, чтобы добыть то количество огня, которое способно воспламенить строительные леса и вообще архитектурную конструкцию средних размеров. Но попам виднее. У них все время церкви горят. Может быть, они все-таки со знанием дела говорят об этом.

Кто-то видит причину в мигрантах и в том, что Париж — ну, здесь полагается закатить глаза — Париж уже не тот… Но, вообще, те, кто любит поговорить про то, что Париж не тот, они забывают, что Париж никаких обязательств быть комфортным городом никому не давал и никогда таковым не был. Может быть, кому-то было комфортнее, когда по улицам Парижа ходили банды санкюлотов. И даже после революции, когда они перестали убивать и сильно подобрели, увидев какой-нибудь с их точки зрения аристократический нос, они его срезали на память…

Ну, в общем, я говорю о том, что глупо искать причину происшедшего с Нотр-Дамом в этих ситуациях, равно как и в мистических. Потому что вот сгоревшее в результате этого бытового пожара здание, оно было объектом, конечно, почти исключительного туристического культа. А всё, что имеет отношение к сакральщине, оно не пострадало, никакие аксессуары. Трусы Людовика Святого, его ночнушка сразу были спасены.

Да, терновый венок Иисуса Иосифовича Христа тоже был спасен. Вот только в одной Франции этих терновых венков насчитывается 7 штук, и все считаются настоящими. И пару столетий уже идет спор, у кого более настоящий, у кого менее настоящий.

«Вот у кого надо бы поучиться всерьез всякому хайполомству — это Макрон»

– Вот у кого надо бы поучиться всерьез всякому хайполомству — это Макрон. Потому что как блистательно хайповал человек! Он ухитрялся мало того, что и сам немножечко тушить и чего-то вытаскивать, — и ведь его в какой-то момент, я так понимаю, пожарники оттащили от мощей святой Женевьевы, которой он пытался рот в рот делать искусственное дыхание сгоряча. Но поскольку у него такой богатый опыт взаимодействия с мощами, то он делал это очень квалифицированно…

Макрон пообещал восстановить собор Парижской Богоматери за пять лет

«Значение этого здания очень раздутое»

– Но, в общем, ничего особенного не произошло. Нотр-Дам как был туробъектом, так и останется. И теперь, вероятно, гиды будут просто добавлять слезу в голос. А туристам, действительно, абсолютно все равно на фоне чего фоткаться — либо это, действительно, Нотр-Дам горячего копчения… он ничего не уступает зданию до пожарчика.

А вот значение этого здания сейчас так раздутое, его имеет смысл обсудить, потому что оно сильно переврано и очень надумано. Вот давайте посмотрим. Символом чего в первую очередь является Нотр-Дам.

Эта конструкция, прежде всего, символ того, что долго успешно и безжалостно противостояла всякому развитию. Вот будем откровенны, оно порождено глупостью, злобой и ложью. И является, прежде всего, ее памятником. Она олицетворяет самую гнусную, наверное, эпоху истории глухого, фанатичного, религиозного маразма, крайне вонючего гнойно-кровавого Средневековья очень позорной эпохи Европы.

Вам омерзителен, наверное, ИГИЛ с его фанатизмом и кровожадностью. Вот, предположим, игиловцы построили бы какой-нибудь очень красивый игиловский символ, в котором была бы сконцентрирована вся его нетерпимость, злоба. Вы будете почитать этот символ?

Нотр-Дам — это порождение тех времен, когда вся Европа была таким ИГИЛом, когда публичное сжигание беременной тетки, объявленной ведьмой, было лучшим развлечением.

Нотр-Дам когда-то был крайне ядовитой конфетой в красивом готическом фантике. Ну, конфеты нет, а фантик остался. И тот, правда, сгорел в бытовом пожаре. Хотя, если разобраться, в общем-то, и не сгорел, потому что не всё так драматично. Если посмотреть очень подробно всякие фото и видео по этому поводу, то там, в принципе, для трех бригад таджиков работы на месяц.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.3 (оценок:88)