Общество

Катерина Батлейка

«Нет звонков с урока и на урок, с детей не смеются, если они чего-то не знают»

В рамках спецпроекта «Польша: соль и сахар» пообщались с белорусами, чьи дети продолжают обучение в школах Польши, чтобы узнать, есть ли отличия между белорусской и польской системой образования. Итак, история вторая и третья (первая здесь).

У Екатерины с мужем двое детей. Весной прошлого года они вынужденно переехали из Минска в Варшаву. Тогда же их дети пошли в школу, сейчас они учатся в шестом и восьмом классах.

— Что я сразу заметила, так это что здесь более лояльное отношение к детям. Нет каких-то вызовов к директору, скорее, вызывают к психологу. Дети на перемене могут просто подойти и побеседовать с педагогом, — рассказывает «Салiдарнасцi» Екатерина. — На уроках больше просматривают фильмов, каких-то дополнительных материалов. К тому же ученик может возразить педагогу, в приличной форме, конечно же. В Беларуси у нас такое продолжалось недолго, после чего ребенку быстро указывали, где его место.

Мне нравится, что здесь не делают из каждого ребенка академика. Если он плохо учится, нет давления, что он дурак и пойдет в ПТУ. Если ребенок не хочет учиться, он не учится, и после восьмого класса идет в учреждение вроде колледжа.

Положительного мнения женщина и о предмете «религия и этика». По ее словам, там детям рассказывают и про права человека, и что каждый имеет право высказывать свою точку зрения.

Екатерина рада, что в польских школах нет школьной формы:

— Дети так довольны: кто в спортивном костюме ходит, кто в рваных джинсах. Они могут самовыражаться через одежду. В пределах разумного, конечно.

Что касается денежных сборов, то женщина вспоминает: в этом году они с мужем сдавали 150 злотых (примерно 82 белорусских рубля) для дочки на экскурсии. Также ко Дню учителя скидывались классом по пять злотых (около трех рублей) на цветы.

— Но сдавать эти деньги не обязательно. Есть также взносы в совет школы, но там отчитываются, куда уходят деньги, а также могут советоваться с родителями. Например, недавно предложили приобрести дополнительные комплекты учебников, чтобы дети не таскали их в школу. Идея хорошая, но пока не осуществилась.

Екатерина также рассказывает, как осуществляется коммуникация между учителями, детьми и родителями.

— У каждой школы разные платформы для связи с родителями. У нас это «Либрус». Там я могу увидеть, когда запланирована контрольная работа, посещаемость ребенка, электронный дневник. Там же можно написать любому учителю, а он, в свою очередь, может написать личное сообщение родителю: и замечание, и благодарность.

С детьми в школе работает психолог. У старшего ребенка польский не на высоте, адаптация проходит непросто. К ней приходит психолог, интересуется настроением. Это не как у нас в белорусской школе было, когда психолог вечно отсутствует. Тут психолог действительно знает о проблемах детей в каждом классе, помогает.

Также я не ни разу не слышала о какой-то идеологии в школах: никто с польским флагом не бегает и не целует его. Единственное, перед Днем Независимости Польши был концерт, где пели гимн и какие-то патриотические песни.

***

Светлана с семьей переехали в Варшаву почти три месяца назад. Ее сын пошел в пятый класс, а пятнадцатилетняя дочь — в полицеальную школу. По словам собеседницы «Салiдарнасцi», при переводе сына в школу в Варшаве их не спрашивали никаких документов, разве что договор аренды на квартиру по адресу, который закреплен за школой.

Школа в Варшаве, в которую ходит сын Светланы

— Мы попали в новую школу, которая работает только второй год. Она экспериментальная, в ней нет звонков на урок и после урока. Как и везде, нет школьной формы, это очень большой плюс: дети чувствуют себя, как дома.

Помимо этого, не давят на детей, к ним другое отношение, нежели в Беларуси: в Польше ребенок ходит в школу с удовольствием.

В Беларуси, когда ребенка вызывали, а он не мог ответить, то его пытались как-то унизить. Любили учителя показать детям, что те немного глупые.

Здесь такого нет. Если ты чего-то не знаешь, никто не будет смеяться. Их даже не вызывают к доске, можно отвечать с места, не вставая. К тому же, оценки выставляют в электронный дневник, при всех одноклассниках они не озвучиваются, это позволяет детям не чувствовать себя какими-то не такими.

Светлана рассказывает, что недавно ее сын упал в школе с лестницы. Ей сразу же позвонили, объяснили, куда они могут подъехать. При этом никто не говорил, чтобы я скрывала, что это произошло в школе.

— Как-то здесь все намного легче. Дети все делают сами, им не нужна помощь, например, в выполнении домашнего задания. В белорусской школе есть язык и литература. Здесь это один предмет: там и читают, и пишут. То есть нагрузка на детей снижается.

Как и две предыдущие мамы, Светлана подтверждает: взносы в польских школах, как и в белорусских, есть.

— Можно сдать 100 злотых (55 бел. руб.) раз в полгода или же по 20 (11 рублей) ежемесячно: это на подарки детям или учителям к Дню учителя. На какое-то оборудование мы деньги не сдаем, в школе все есть. Например, нет обычных досок, только интерактивные. К тому же бесплатно предоставляют учебники и рабочие тетради. Телефонами у нас в школе можно пользоваться, хотя этот вопрос поднимался в чате, но к какому-то решению никто так и не пришел.

Интересный момент с питанием. Есть школы, которые заказывают еду у ресторанов, но там она стоит около 120 злотых (примерно 65 бел.руб.) в месяц. У нас питание обычное, но вкусное. Мы платим 72 злотых (40 рублей) в месяц. При желании ребенок может поесть несколько раз в день, а сумма не изменится. Еще дают бесплатное молоко, или можно купить напиток в автомате.

Из плюсов, которые Светлана уже успела заметить, дежурный у пешеходного перехода возле школы:

— Наша школа находится рядом с дорогой. Для безопасности учеников перед началом уроков и во время перемен к пешеходному переходу подходит человек в оранжевом костюме и останавливает движение машин.

Из главного, что может перенять белорусская система образования у польской, по мнению белоруски — уважение к детям: «Их надо пытаться понять, не обижать и не показывать, что учителя умные, а дети — глупые».

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 4.8(16)

Читайте еще

Конвейер репрессий. В Орше задержана зоозащитница Елена Мирошниченко. В «террористический список» добавили еще восьмерых белорусов. Адвоката Виталия Брагинца приговорили к 8 годам колонии усиленного режима (дополняется)

«Напрягают видеокамеры везде, где только можно»

Назаров: «Никто не скажет: «Мама, погоди, я через восемь лет приду, помогу тебе, держись»

«Вскрывал вены, потому что понимал: если это продлится еще немного, то выйду полным инвалидом»

Конвейер репрессий. На старейшину баптистской церкви Андрея Мамойко и его жену завели уголовное дело. Названа дата нового суда над Сергеем Тихановским

Конвейер репрессий. Российская журналистка после ареста на Окрестина: «Правозащитницу Насту Лойко били электрошокером». Дочь репетитора Ливянта задержали на суде над родителями. Павла Можейко оставили под стражей еще на месяц