Насколько сильна стратегия оппозиции сорвать референдум?

Аналитик — о том, можно ли поставить систему на уши и каков шанс повторить события августа 2020-го?

— По сути, пришлось выбирать между бойкотом и порчей бюллетеней. Выбрано второе. И это логично, — пишет политический обозреватель Александр Класковский. — Бойкот в белорусских условиях никогда не срабатывал, на практике он ведет к демобилизации противников режима.

Но попробуем посмотреть на «стратегию порчи» глазами властей. Избиратели, включая их протестную часть, приходят на участки, то есть формально обеспечивают явку, что властям на руку. Что же касается тех или иных отметок в бюллетенях, то в чем проблема? При комплектации избиркомов на 100% своими людьми вывести в протоколах нужные цифры — дело техники.

И найти 60-70 тысяч таких своих людей по стране властям сегодня, пожалуй, не составит особого труда. Это в августе 2020-го члены избиркомов, пошедшие, скажем мягко, на сделку с совестью, чувствовали себя некомфортно. Теперь же нет сомнения, что «красавцы» обеспечат их душевное спокойствие.

И людей, готовых прислуживать режиму, потому что «вы же понимаете: семья, дети» (ага, только у них), как показывает ход событий после августа 2020 года, не так уж мало. Нелояльных и колебавшихся из госструктур вычистили, многих начальников поменяли. И новые стараются. Не потому, что сплошь такие уж закоренелые «ябатьки», а потому, что «вы же сами все понимаете».

Лидеры оппозиции скажут: в августе 2020-го власти тоже вывели несуразные официальные цифры, но народ же не поверил и взбунтовался, поставил систему на уши.

Да, однако сейчас общественно-политическая ситуация совершенно иная. Тогда был драйв, на улицу выходили еще небитые айтишники, студенты и прочие представители продвинутых слоев. Потом же хребет протестам был переломан, самых пассионарных посадили или выдавили из страны, всех недовольных запугали.

Сегодня цена открытого протеста запредельно высока. 9 августа 2020 года многие пришли на участки с белыми браслетами, складывали бюллетени гармошкой, фотографировали их. Сейчас, вполне вероятно, за подобные действия сразу станут вязать. Не удивительно будет, если кабины на участках окажутся без штор.

Высказывается идея прийти на избирательные участки на определенном отрезке времени, чтобы показать, как много несогласных с режимом. Мол, если так придут миллионы, то всех не повяжут. Но не факт, что в эти часы рискнут прийти миллионы, а если тысячи — то автозаков хватит.

Я не бросаю камень в авторов согласованной стратегии. Они выбирали из того арсенала средств, который на сегодня доступен. Лидеры и их штабы не могут прыгнуть выше пояса, придумать чудодейственный план в ситуации, когда по стране продолжает ездить асфальтовый каток, с хрустом подминая остатки того, что шевелится. Лидеры и сами говорит осторожно: мол, попытаемся создать турбулентность для режима.

В любом случае действие предпочтительнее бездействия. И потом, ситуация хоть и кажется зацементированной, но иногда вдруг прилетает черный лебедь, резко меняющий картину и диспозицию.

На белорусский же режим способен неожиданно и сильно воздействовать целый ряд динамичных, труднопредсказуемых факторов. До февраля еще всякое может случиться.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.5 (оценок:62)