Общество
Александра Анцелевич, «Народная газета»

На авиационный факультет Военной академии впервые зачислена девушка

В нынешнем году впервые в истории белорусской армии на авиационный факультет Военной академии планировалось набрать пять курсанток, которые должны были стать летчицами. Но из более чем четырех десятков желающих из всех уголков Беларуси - девчонок, для которых совсем недавно прозвенел последний звонок, и студенток вузов, спортсменок, умниц и отличниц - военные специалисты смогли выбрать… только одну.

Большинство отсеялось по здоровью, остальные не сумели сдать тесты.

В военно-воздушных силах любой страны мира действуют особенно жесткие критерии отбора кандидатов. Ведь летчики - это аристократы вооруженных сил, своеобразный элитный "мужской клуб" со своими обычаями, традициями, суевериями. И до недавнего времени невозможно было даже представить себе, что в этот клуб может вступить женщина. Так что пока единственная в белорусской армии будущая летчица Наталья Малашенко заслужила право на место в истории: она проторила еще одну жизненную дорогу для будущих поколений соотечественниц, в характере которых сочетаются отвага и романтика, дала им возможность обрести крылья наравне с мужчинами. Иное дело, что воспользоваться этой возможностью способна, пожалуй, одна из сотни или даже тысячи. Первым делом самолеты.

Ну а девушки?

46-й гвардейский полк ночного бомбардирования — так значились в официальных документах времен Великой Отечественной войны знаменитые “ночные ведьмы”. Ставшее всемирно известным прозвище дали этому летному подразделению, эскадрильи которого состояли только из женщин, фашистские асы. Летчицы (большинству из них не было и двадцати) называли себя “бабушками русской авиации” и гордились тем, что их полк — единственный в мире: девушки-штурманы, девушки-механики, девушки-пилоты. “Не берите к себе в полк мужиков, — шутил прославленный маршал Константин Рокоссовский, — у вас порядка больше”. Летали “ночные ведьмы” на легких бомбардировщиках ПО-2, прозванных “небесными тихоходами”, но снайпер бывает опаснее танка. Подбираясь на низкой высоте к стратегически важным для фашистов объектам, “ведьмы военных ночей” разносили вдребезги железнодорожные узлы, штабы и переправы и действовали настолько эффективно, что против “тихоходов” немцы бросали в бой истребители. За сбитый ПО-2 полагался железный крест — такая же награда, как за уничтожение “Катюши”.

“Бабушки русской авиации”, по сути, стали родоначальницами в целом женской мировой военной авиации. Постепенно к осознанию целесообразности приема женщин в ряды такого еще недавно совершенно мужского рода войск, как военная авиация, пришли во многих армиях мира. Летчицы есть в армиях США и Израиля, России, других стран, в будущем году первый отряд летчиц-истребителей появится в китайской армии. Практика показывает, отмечают военные медики и психологи, что в силу физиологических особенностей женский организм легче переносит перегрузки. Кроме того, женщины (тоже в силу психологических и физиологических особенностей, подаренных природой слабому полу) более хладнокровны в экстремальных условиях, а значит, способны быстрее, чем мужчины, найти в критической ситуации единственно правильное решение. Женщины более дисциплинированны и склонны к самообразованию: даже в общеобразовательной школе подавляющее число тех, кто учится на отлично, — девочки. И еще один безусловный плюс — более развитый у женщин по сравнению с мужчинами инстинкт самосохранения.

— Наташа была переведена к нам в Военную академию, на третий курс авиационного факультета, после окончания второго курса БНТУ непосредственным решением министра обороны, — рассказывает командир батальона курсантов авиационного факультета подполковник Максим Журавлев. — Дело в том, что когда она еще занималась в аэроклубе, там как раз были на практике курсанты авиационного факультета академии. Офицеры, обучающие курсантов, были восхищены летными качествами этой девушки, до которых далеко многим парням, причем уже заслужившим право надеть курсантскую форму. Это и скорость реакции, и умение принимать в воздухе верные решения, и хладнокровие.

Две сотни парней и одна девчонка

Сегодня под началом подполковника Журавлева более двухсот курсантов, выбравших своей судьбой небо. Будущие пилоты самолетов и вертолетов, штурманы, механики, авиаинженеры. В авиации требования к женщинам ничуть не меньшие, чем к мужчинам. Пилотаж, к примеру, единственный вид спорта с одинаковой для мужчин и женщин программой. Но Наташу это не удивляет: то, что она пришла в этот мир, чтобы летать, поняла еще в 15 лет, когда случайно увидела объявление о записи желающих в аэроклуб. Наталье повезло: аэроклуб в ее родном Бобруйске — один из старейших в Беларуси (в будущем году ему исполнится 75 лет), с богатейшими традициями и опытом. Там она научилась чувствовать себя свободно в небе, а погоду измерять критерием летная или нелетная”. Там поняла: ошибаются те, кто говорит, что небо — удел настоящих мужчин, сильных и отважных. На самом деле это удел сильных и отважных настоящих… людей.

Приехав в Минск учиться, с хобби, ставшим важнее всего в жизни, девушка расставаться не пожелала, вступила в минский аэроклуб, где ее и заметили офицеры авиационного факультета Военной академии.

Родители, особенно мама, сначала были в шоке, когда единственный в семье ребенок, к тому же девочка, вдруг решила записаться в аэроклуб, рассказывает Наталья. К слову, еще и по гороскопу Наташа — Дева, знак зодиака, стихия которого — Земля. Но, убедившись, что дочь не может без крыльев, родители смирились.

Сегодня у третьекурсницы Натальи Малашенко за плечами — 85 часов, проведенных в небе. Столько часов налета, отметил подполковник Журавлев, в активе далеко не у каждого курсанта 4-го курса.

“Юбку надену на пятом курсе”

У слова “курсант” нет и не может быть женского рода. А у внучки “ночных ведьм” внешность совершенно не героическая. Девчонка как девчонка — миловидная, худенькая, накрашенные ресницы, маникюр. Наташа выглядит хрупкой даже в мужской курсантской форме: женской в академии не предусмотрено, ведь кроме Наташи в многотысячной армии курсантов Военной академии всего около 30 девушек — на факультете связи.

— С юбкой — это уже офицерская форма, — поясняет Наталья. — Такую нам выдадут только на пятом курсе. Так что о юбках и платьях приходится забыть до каникул.

Никаких поблажек, по словам командира батальона курсантов авиационного факультета, ни в учебе, ни в физподготовке единственной девушке на факультете никто не делает.

— В военной академии очень строгий распорядок дня, — говорит Наталья. — И это, пожалуй, для меня самое сложное, особенно после гражданского университета. Тяжелее всего рано вставать. У нас подъем в 6.30, а мне приходится вставать еще раньше, чтобы успеть накраситься и добежать от женского общежития до мужского — там построение и зарядка.

Но все эти тяготы, рассказывает Наталья, ничто по сравнению с небом.

— Я хочу летать, а трудности меня не пугают. Когда ты в воздухе, это совсем другое измерение — другие масштабы, законы, другой мир. Он богаче и объемнее, чем то, что мы видим на земле.

А то, что однокурсники — одни мальчишки, так это и не трудность, улыбается Наташа. Наоборот, с парнями общаться легче.

— Когда стало известно, что к нам должна прийти девушка-курсант, я с пацанами провел беседу, — рассказывает Максим Журавлев. — Мол, ребята, не смейте девчонку обижать, относиться насмешливо — такое бывает, когда за, казалось бы, сугубо мужское дело берется женщина. И они отнеслись к моей просьбе с пониманием: она что-то вроде “дочери полка”, каждый старается ей в чем-то помочь, поддержать, защитить. Наташа и сама заставила однокурсников себя уважать — и за то, что учится на отлично, и за то, как слушается ее машина в воздухе.

По словам подполковника Журавлева, летчиками становятся далеко не все курсанты, даже сумевшие поступить на эту специальность. Но Наташа будет летать. Ведь у нее есть крылья — крылья ее мечты.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 0(0)

Читайте еще

Конвейер репрессий. Политзаключенного Плескацевича перевели с «химии» в Бобруйскую колонию. Силовики задержали 60-летнюю жительницу Фаниполя. Правозащитники: фиксируются факты применения пыток при расследовании политических дел

Памёр Вітаўт Кіпель

Белоруска из Гданьска: «Даже мысленно не подхожу к границе – ни на секунду не хочу испытывать всепоглощающее чувство страха»

Кнырович: «Трудно рассчитывать на адекватное отношение к самой бесправной категории населения — осужденным, если и к тем, кто «на свободе», оно не отличается гуманностью»

Конвейер репрессий. Зампрокурора собирается обжаловать приговор экс-политзаключенному Илье Миронову. Дело «рельсового партизана» Виталия Мельника, которому при задержании прострелили колени, рассмотрят в закрытом суде

Журналист Роман Супер: «Многие теленачальники связывали свою жизнь с Западом»