Война

«Мы переходим дорогу, и за нами, на другой стороне улицы, разрываются два российских снаряда. Целились именно в нас или нет?»

Ожесточенные бои в районе Бахмута идут с июля, российские войска уже полгода пытаются взять этот украинский город, защитники которого показывают пример героизма. Корреспондент ВВС Орла Герин побывала в горячей точке и передала репортаж оттуда.

Украинские военные в Бахмуте упрямо пытаются сдержать российское наступление. Фото: ВBC/GOKTAY KORALTAN

«Не отходите от стены! Быстро! Идите по одному. Не все сразу». Мы слышим череду инструкций от украинских военных, которые ведут нас на позиции ВСУ в разрушенном войной Бахмуте – городе, когда-то славившемся своими игристыми винами.

Президент Украины Владимир Зеленский назвал Бахмут «нашей крепостью». Российские войска пытаются захватить город уже полгода. Но теперь они действуют активнее. Как считает Украина – чтобы закончить к годовщине вторжения.

Мы выполняем все инструкции, пробираясь по обледенелой улице. Над нами чистое небо – это идеальные условия для российских дронов.

Мы переходим дорогу, и за нами, на другой стороне улицы, разрываются два российских снаряда. Мы успеваем обернуться, увидеть столбы черного дыма и бежим дальше.

Целились именно в нас или нет? Этого мы не знаем, но всё, что движется в Бахмуте, будь то военные или гражданские, всё становится целью.

Обстрелы с обеих сторон не прекращаются часами. Над нашими головами пролетает российский истребитель. До ближайших позиций российской армии всего два километра.

В некоторых районах города уже идут уличные бои, но украинские военные по-прежнему удерживают Бахмут – несмотря на мороз и заканчивающиеся боеприпасы.

«Нам не хватает боеприпасов, особенно артиллерийских снарядов, – говорит капитан Михаил из 93-й механизированной бригады (позывной «Полиглот»). – От наших западных партнеров нам также нужны устройства, обеспечивающие зашифрованную связь, бронетранспортеры, чтобы перевозить войска. Но мы справляемся. Один из главных уроков этой войны - как воевать, имея ограниченные ресурсы».

Мы наглядно видим, что такое проблемы с боеприпасами, когда украинские войска стреляют по российским позициям из 60-мм миномета. Первая мина вылетает из ствола с громким взрывом. Но вторая никуда не летит.

Мы слышим шипение, раздается крик: «Осечка!» – и артиллерийский расчет разбегается в поисках укрытия. Военные объясняют нам, что эта мина – из старых запасов и была доставлена из-за рубежа.

Михаил говорит, что украинским военным приходится сражаться с ограниченными ресурсами. Фото: BBC/GOKTAY KORALTAN

Битва за Бахмут - это отдельная война на большой войне. Здесь проходили одни из самых ожесточенных боев за время вторжения. А теперь российские силы постепенно занимают новые территории, метр за метром. Сюда на поле боя отправляются все новые волны наемников из ЧВК «Вагнер». Говорят, что целые поля здесь усеяны убитыми россиянами.

Сейчас Москва фактически взяла под контроль обе главные дороги, ведущие в город, и теперь остался лишь один узкий путь для снабжения украинских сил.

– Они пытаются взять город с июля, – говорит Ирина, пресс-секретарь 93-й бригады. – Сейчас они постепенно побеждают. У них больше ресурсов, так что если они будут играть в долгую, то победят. Я не могу сказать, сколько времени это займет. Может быть, у них закончатся ресурсы. Я очень на это надеюсь.

Мы уходим с тщательно замаскированных позиций в бункеры, где работают генераторы, а тепло дают буржуйки. Военные делают все, чтобы спрятать дым, который может выдать их расположение, – таковы условия войны. Те, с кем мы говорим, полны решимости продолжать борьбу.

– Они нас пытаются окружить, чтобы мы вышли из города, но ничего не выходит, – говорит нам Игорь, командир. – Город под нашим контролем. Транспорт ходит, несмотря на постоянные артиллерийские удары. Конечно, среди наших тоже есть потери, но мы держимся. У нас только один вариант – продолжать идти к победе.

Есть, впрочем, и другая возможность – отступить из Бахмута, пока не стало слишком поздно. Но защитникам города это явно не по душе.

– Если поступит такой приказ от начальства, окей, приказ есть приказ, – говорит Михаил. – Но какой смысл держаться все эти месяцы, если нужно будет оставить город? Нет, мы этого делать не хотим.

Он вспоминает тех, кто отдал свои жизни за Бахмут – «очень много хороших и смелых людей, которые просто любят свою страну».

И если защитники Бахмута действительно отступят, это откроет России возможность начать наступление на большие города Донецкой области, такие как Краматорск и Славянск.

Москва активизировала атаки и на других направлениях фронта – как на Донбассе, так и на юге страны. Украинские чиновники говорят, что российское наступление уже идет.

Времени у Кремля не так много, поскольку впереди годовщина начала вторжения – 24 февраля.

– У них пунктик насчет дат и так называемых «дней победы», – говорит Михаил.

Но война на износ в Бахмуте может привести к тому, что силы закончатся именно у россиян, считает Виктор – еще один украинский командир:

– Они сейчас не защищаются, только нападают. Они продвигаются на какие-то метры, но мы стараемся делать так, чтобы им досталось как можно меньше нашей земли. Мы здесь сдерживаем врага и истощаем его.

В самом Бахмуте все еще можно найти жизнь – если знать, где искать.

Когда входишь в «пункт несокрушимости» на одной из улиц города, проходя мимо коробок с пожертвованным продовольствием, сразу становится тепло и светло. Раньше здесь был боксерский клуб, но сейчас это помещение переоборудовали в точку, где местные жители могут подзарядить свои телефоны, поесть горячей еды и поговорить.

Когда мы пришли, здесь было много людей, пожилые женщины сгрудились вокруг печки, а двое маленьких мальчиков сидели на боксерском ринге около телевизора и играли в компьютерные игры.

Жительницы Бахмута пьют чай и заряжают телефоны. Фото: BBC/GOKTAY KORALTAN

В Бахмуте остается около 5 тысяч местных жителей – у них нет ни воды, ни электричества, многие из них в возрасте и не имеют средств к существованию.

– Некоторые поддерживают Москву. Россиян ждут, – мрачно бурчит один из моих украинских коллег.

– У каждого здесь своя собственная битва, – говорит Татьяна, 23-летняя психолог, которая пришла в «пункт несокрушимости» вместе со своими младшими братом и сестрой.

Она не может покинуть Бахмут, потому что ее 86-летняя бабушка не двигается и за ней нужно ухаживать.

– Большинство людей выдерживают, потому что молятся богу, – говорит она. – Вера помогает. Некоторые забывают, что они люди. Некоторые ведут себя агрессивно. Начинают вести себя хуже, чем животные.

На улице битва за этот разрушенный город продолжается. Когда мы уезжаем, звуки обстрелов не стихают.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 3.2(5)

Читайте еще

Война, 26 февраля. Российский дрон следил за кортежем главы МИД Германии. Зеленский подписал закон о демобилизации срочников. Подбили первый американский танк Abrams

Пастухов: «Ни одна из целей Кремля, ради которых он начинал эту войну, не достигнута»

Война, 25 февраля. Людмила «Мальва» Менюк: «Это я неправду сказала? Или кто-то затягивает?» Сколько РФ потеряла убитыми – новое исследование. Сикорский ответил Небензе

Война, 24 февраля. По всей Европе прошли антивоенные акции. Мировые политики приехали в Киев. Зеленский записал обращение в Гостомеле. Громкая операция ГУР и СБУ Липецке

Война, 23 февраля. ВСУ сбили самолет А-50. Кто из Беларуси попал в 13-й пакет санкций ЕС. Российских военных обвиняют в сексуальном насилии над детьми

Война, 22 февраля. В Украине работают над созданием дронов с искусственным интеллектом. Российский бомбардировщик снова уронил бомбу на территорию РФ