Влада Александрова
Мой знакомый омоновец

Какое кино о событиях в Украине показывают белорусским силовикам, от чего они устали и почему считают себя элитой – реальная история, услышанная в автобусе.

Мы познакомились в междугороднем автобусе. Дорога занимала два часа, и мой попутчик – молодой парень – почти сразу решил завязать знакомство. С ходу с гордостью сообщил, что работает в ОМОНе.

– А вы знаете, что про ваших ребят народ говорит?

– И что же? – вскинул брови собеседник.

– Что вас как собак натаскивают на команду «фас», чтобы приказы исполняли, не думая, – выпалила я.

– Да что вы! У нас элита служит, в отличие от милиции, куда можно попасть просто с улицы, без образования. В ОМОНе у всех «вышка». Я там недавно, но уже вижу, какое у нас братство. Все друг за друга порвут.

Когда я начала рассказывать юному омоновцу о том, как разгоняли Площадь в 2010-м, он шикнул: «Тише говори!». История студентки Майи Абромчик, избитой спецназовцем в кровавое воскресенье 19 декабря, вызвала у него странную реакцию.

Парень поведал о том, что на работе им показывали видео с Майдана.

– Сначала беркутовцы стояли «живым щитом» и никого не трогали, а потом им дали команду противостоять майдановцам, бросавшим в них коктейли Молотова. И вот тогда они пошли прямо по людям, – упиваясь моментом, продолжил собеседник. – Неизвестно, сколько ног по ним потопталось.

– Ты считаешь это нормально – идти по лежачим людям?

– А что тут такого? Они приказ исполняли. И знаешь, к нам беркутовцев без конкурса берут. Приезжают в белорусский ОМОН работать.

В ходе дальнейшего разговора выяснилось, что за последними событиями в Украине мой новый знакомый не следит. Видимо, новое кино о Донецке, Одессе, Краматорске и Славянске в его конторе еще не показывали.

– Не грузи меня! – отвечал он, когда я приводила ему примеры противостояния террористам и спрашивала, что он думает о том, что происходит в юго-восточных областях Украины.

Услышав очередное «не грузи», поинтересовалась, от чего же устают омоновцы. Оказалось, чемпионат мира по хоккею для них был – как уборочная для крестьян. «Пахали» с семи утра до девяти вечера.

Пожалев уставшего омоновца, решила остаток дороги провести в тишине.

– Ты почему отодвинулась?

– Решила дать тебе возможность отдохнуть.

Он то дремал, то копался в телефоне. Юный мальчик с лицом, которое уже разучилось улыбаться. Так и доехали – молча.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)