Валерий Панюшкин, ”Ведомости”
«Меня греет перспектива дожить до того дня, когда народ разочаруется в своем горячо любимом властителе»

Если бы Владимир Путин действительно ушел, то проблемы, им заложенные, достались бы преемнику. Горюю ли я? Шокирован ли? Удручен ли я тем, что Владимир Путин остался на третий срок? (Ибо кто же сомневается, что согласие президента возглавить список «Единой России», а потом занять кресло премьер-министра — это третий срок, хоть и не выходящий за рамки формальных приличий?) Напуган ли я? Нет.

Больше всего остального в истории меня огорчают досадные совпадения, превращавшие ничтожеств в героев и спасавшие злодеев от ответственности. Например, конец наступившего после Первой мировой войны кризиса в Германии экономисты зафиксировали в 1932 году. Падение производства прекратилось, остановился рост безработицы, притормозилась инфляция. А в 1933-м, когда Национал-социалистическая партия только боролась за победу на парламентских выборах, немецкая экономика стала расти, но так, что обыватель пока этого роста не чувствовал. А в 1934 году рост немецкой экономики стал очевиден не только ученым, оперирующим цифрами, но и миллионам лавочников, оперирующих величиною свиной рульки на столе. «Надо же! — радовался обыватель. — Вот пришел к власти Гитлер, и жить сразу стало лучше!» Свои собственные заслуги по преодолению послевоенного кризиса немцы охотно приписали Гитлеру и, добровольно обманувшись, поверили чудовищу настолько, что, дабы разувериться, им потребовалось начать войну, перебить миллионы людей, включая себя, и проиграть войну. Вторая историческая несправедливость случилась, на мой взгляд, в конце 90-х годов в России. Либералы-реформаторы сдуру добились победы в 96-м на президентских выборах, после чего на их долю выпали катастрофические цены на нефть и мировой финансовый кризис. Посмотрел бы я на Геннадия Зюганова, который управлял бы страной при цене на нефть 8 долларов за баррель. Коммунисты дискредитировали бы себя раз и навсегда, как дискредитировал бы себя при цене на нефть 8 долларов за баррель всякий, включая (страшно подумать) даже Владимира Путина.

Третьей исторической несправедливости я ждал в 2008-м. Я думаю, что если бы Владимир Путин действительно ушел по истечении двух своих президентских сроков, то тогда заложенные Владимиром Путиным проблемы достались бы преемнику. Преемник разбирался бы с внешнеторговым сальдо, то бишь с тем, что Россия, хоть и богата, тратит больше, чем зарабатывает. Преемник бы вкусил неэффективности созданной Путиным раздутой и коррумпированной власти. Преемник бы воевал в Ингушетии. А через несколько лет Путин вернулся бы со словами: «Что вы наделали! Оставил вам нормальную страну, а вы ее за два года развалили! Ладно! Так уж и быть, давайте я опять стану президентом и опять наведу вам порядок». И стал бы героем дважды.

Однако же, как выясняется, Путин не может ни на миг выпустить власти из рук. Правление его продолжится. Созданные им проблемы станут очевидны еще тогда, когда он будет у власти. И он понесет за свою политику ответственность при жизни, а не только на Страшном cуде.

И то слава богу! Я хотел бы, чтобы страна была свободной, чтобы не было войны на Кавказе, чтобы чиновники не сходили с ума от циничности собственных коррупционных схем. Я думаю, это невозможно. Я думаю, перечисленные проблемы нас ждут, и они — результат политики Путина. Но теперь, когда стало понятно, что власть Путина не прервется, меня греет перспектива дожить до того дня, когда народ разочаруется в своем горячо любимом властителе. Это слабое утешение, но оно у меня есть.

И самое главное: я хотел бы оказаться неправ. Я мечтал бы, чтобы мне пришлось (не по приговору суда, а по совести) приносить извинения за эту мою колонку.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)