Латынина: «Власть объявила, что они террористы и агенты пиндосов. И тут выходит Путин весь в белом»

Российская журналистка на Эхо Москвы рассуждает о том, почему история в Екатеринбурге — это печальный для власти симптом.

«История в Екатеринбурге вот чем удивительная. Она удивительна тем, что власть пошла на попятный хотя бы формально. Потому что начиналось всё классическим способом. Власть собрала протестующих и объявила им, что они не более и ни менее как террористы, агенты пиндосов. Напомним, что это было им сказано в лицо. И еще им обещали, что вот сейчас в Екатеринбурге им метро не построят.

И после того, как чиновники всё это сказали — раз! — выходит такой Путин весь в белом и говорит: «А давайте проведем опрос и пусть меньшинство подчинится большинству».

Ну, понятно, что опрос будет липовый. Обратите внимание: опрос, не референдум. И вот уже мой коллега Сергей Пархоменко вчера сказал, что его уже начали проводить. Некая организация, которая раньше называлась ВЦИОМ, а теперь ее приличным именем называть нельзя, стала звонить со словами: «Какой вы вариант предпочитаете: чтобы храм построили так, как предлагали, чтобы его видоизменили или чтобы построили храм и облагородили прилегающую территорию?» У них было три варианта, какой вам храм: в горошек, в крапинку или в полосочку?

Но, тем не менее, Путин это сказал с целью сбить накал. Теперь, как я уже сказала, будут разгонять, будут, очевидно, арестовывать, будут как-то превентивно как-то действовать.

И это, конечно, печальный для власти симптом, потому что, в общем, это, честно говоря, как если бы в Москве протестовали за сохранение бассейна «Москва» на месте храма Христа Спасителя. То есть, согласитесь, что в начале 90-х, когда Лужок сказал, что он будет восстанавливать храм, было невозможно себе представить такой протест. А сейчас людей достала эта история с церквями.

И у Путина очень сложная проблема, потому что он думал, что церковь его будет поддерживать. А сейчас он находится в состоянии, когда он вынужден поддерживать церковь. И у него вторая сложная проблема, потому что 20 лет система строилась на отсутствии обратной связи с населением. Более того, она строилась так, что если население что-то просит, то обязательно надо после этого население стукнуть по макушке, потому что, если они, гады, имеют наглость простить, значит, это давление на власть, а власть не должна прогибаться.

И, собственно, я перехожу тут к самому главному — к истории с церквями. Потому что, извините, задолбали нас этими церквями. В нищей стране их стало слишком много.

Я помню, как много лет назад, приезжая в местечко, маленький поселочек, где я в детстве летом отдыхала, и смотрю, что там церковь построена гигантская, новая за забором, которой никогда там не было, а против церкви стоит школа трехэтажная, которую я хорошо помню в детстве — она развалилась. Церковь есть — школы нету. Церковь за забором, в церкви никого нету. Церковь слишком большая для того поселочка. И это начало происходить в каких-то гигантских масштабах.

Вот в моем родном Переделкине стоит новая огромная церковь, та самая, в которой висит для солнцевской братвы, и около нее построили — очень смешно — большую автостоянку, на которой, за исключением суперпраздников, я не видала ни одной машины. А вот асфальтовой дорожки из Переделкино в церковь нету. То есть невозможно было проще сказать людям, что эту церковь не интересуют люди, которые не приезжают в нее на длинных черных «мерседесах».

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.8 (оценок:115)