Кузнецов: «Какими бы соглашателями не были «винтики системы», сейчас перед каждым стоит вопрос»

Палач – во все времена эта профессия была тайной.

— В выходные много было комментариев высказываний Путина по ситуации в Беларуси, — пишет основатель «Сильных новостей» Петр Кузнецов. — О том, что российский руководитель своими словами ударил по Минску, показав отсутствие однозначной поддержки и о том, что цена белорусского режима как разменной монеты в геополитической игре с Западом сильно возросла. Что и увеличивает вероятность «размена».

Меня тоже иногда подмывало что-то на эту тему написать, но проблема оказалась в том, что и о тревожной для Минска российской риторике, и о возрастании соблазна размена уже писал ранее более чем ясно. Повторяться хотелось не особо.

Насколько сложна для белорусской власти внешнеполитическая ситуация в данный момент, наверное, более-менее понятно уже всем – очень много информации на эту тему, как и комментариев. Поэтому сегодня хочется отрефлексировать на одну очень заметную тенденцию дел внутренних, которая четко обозначилась в последнее время.

Тенденция эта вырисовывается в контексте дела Латыпова, смерти Ашурка, доведении до суицида 17-летнего подростка, интервью Протасевича и многих других примеров. Она явно состоит в том, что в репрессивной политике белорусские силовики уже перешагнули черту «не до законов» и перешли к откровенному садизму.

Реагировать на это без эмоций трудно, но мы попробуем. Садизм – психическое отклонение, при котором определенные люди получают удовольствие, доставляя страдания другим. То есть, мало просто «наказать» (отомстить), нужно еще обязательно максимально причинить физическую боль и размазать психологически.

Почему это важно ясно осознавать? Потому, что продолжение применения садистских практик станет не фактором, усиливающим режим, а фактором, который будет ускорять его распад. Из всего населения планеты те или иные психические и поведенческие расстройства характерны для 20% людей – это много. Однако расстройств – огромное количество и разнообразие и очень вряд ли (статистикой не владею, к сожалению), чтобы садизм был присущ ну хотя бы 5%, для остальных он категорически не приемлем на всех уровнях сознания.

В течение тысяч лет истории существования человечество последовательно организовывалось и самоорганизовывалось для того, чтобы существовать в некоей норме, где не будет беззакония и немотивированной жестокости. Какими бы соглашателями не были «винтики системы», последовательное применение садистских приемов, о которых становится известно, перед каждым ставит вопрос «Оставаться ли в системе?» уже в совершенно новом качестве и новых красках.

Палач – во все времена эта профессия была тайной именно потому, что не является нормой в глазах общества, в том числе и подавляющего большинства участников карательного аппарата. Именно поэтому то направление, в котором сейчас дрейфует силовая система, создает очень серьезную «ненормальность» для функционирования всего режима – слишком много в нем людей, для которых такая реальность не может быть нормальной несмотря ни на какую преданность, кредит или перспективы. Много чисто по определению – намного больше, чем тех, для которых подобные события могут быть приемлемы чисто в психологическом смысле.

То, что белорусская система в существовавшем виде более нежизнеспособна, было понятно еще в августе-сентябре 2020 года. Однако на выходе из наиболее острой на тот момент фазы кризиса – особо массовых уличных протестов – у нее оказался еще очень солидный запас устойчивости для того, чтобы обеспечить себе временной лаг, достаточный для некоей эволюции, при которой можно просуществовать еще какое-то время без полного демонтажа режима.

Сегодня попытка такой эволюции в виде планов по референдуму и Конституции бежит наперегонки со временем: успеть раньше, чем под давлением экономики, внутреннего перенапряжения и внешней блокады все просто начнет рассыпаться. Чтобы выйти из этой ситуации, надо было бы просто взяться за политику, что называется, с холодной головой, оставив позади противостояние.

Однако именно логика противостояния в настоящий момент преобладает. В азарте борьбы и подавления нормальная политика невозможна. Возможно ли без политики выйти из политического кризиса? Вопрос риторический.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.8 (оценок:100)