«Кто же эти зловредные твари, которые пишут какие-то расследования?»

Обозреватель — о том, что к 15-летнию годовщины трагедии в Беслане говорили пропагандисты.

— И ведь не скажешь, что старый телевизор (в отличие от нового, который теперь живет на YouTube) совсем никак не отозвался на 15-летие бесланской трагедии. Отозвался. В новостях на большинстве федеральных каналов коротко напомнили, как страшно это было, — пишет Ирина Петровская в колонке для Новой газеты. — Дмитрий Киселев в безразмерных воскресных «Вестях недели» посвятил 15-летней годовщине целую минуту и 11 секунд. Успел сказать главное — штурм был вынужденным (слово «вынужденным» интонационно выделил). «Большинство заложников спасены, но погибших все же 333 человека, из них 186 — дети. Незаживающая рана! Далее в программе».

3 сентября, в Международный день борьбы с терроризмом, ток-шоу «Время покажет» на Первом канале началось с Беслана. Екатерина Стриженова кратко поведала о трагедии, случившейся 15 лет назад. Правда, ее ярко-красный пиджак и нарядный разноцветный шейный платочек резко диссонировали как со скорбным выражением лица, так и с самой темой.

Но, с другой стороны, не облачаться же в траур ради 5 минут 24 секунд, которые отвели на воспоминание о Беслане? Вот для сравнения хронометраж других тем, обсуждаемых в тот день в ток-шоу «Время покажет»: 100 дней президентства Зеленского (49.50), оружие и газ Украины (52.30), альянс с Россией (20.24), риски Brexit (20.26), Идлиб — зона деэскалации (14.55).

Отговорив свою вводную часть, Стриженова передала слово партнеру по эфиру Анатолию Кузичеву, который произнес страстный, но мутный монолог: «Для всех приличных людей это не просто дата, это рана. Но все время находятся какие-то люди, которые пишут какие-то расследования, снимают какие-то фильмы с претензией на то, что это типа «вся правда о…».

И нам поразительным образом цитируют и интерпретируют тезисы Шамиля Басаева… Трудно в это поверить, но это здесь, вокруг нас, это сейчас происходит. Зачем? Почему? Я не знаю, друзья».

Обозреватель: «Страна предала своих детей. Она даже не пыталась их спасти»

«Друзья», то есть традиционные зрители программы (особенно дневной ее части), явно пришли в замешательство: кто же эти зловредные твари, которые позволяют себе «писать какие-то расследования и снимать какие-то фильмы»? У них вообще была мать? На помощь ведущему пришел матерый журналист Владимир Мамонтов. «Эти люди, которых вы упомянули, — это наш цех журналистский. Мы же их знаем. Они там были? Они видели? Вся наша рать журналистская поделилась на тех, кто снимал оттуда репортажи, писал правду, и вот этих».

Слова Мамонтова подхватил эксперт-депутат: «Я бы рекомендовал этим ребятам, которые рассуждают, как должно было быть, приехать туда и постоять хотя бы две минуты».

«Давайте минуту помолчим и вспомним тех, кто погиб от рук террористов», — закольцевала сюжет цветущая Екатерина Стриженова, и ток-шоу плавно покатилось по давно накатанным рельсам — через Украину в Сирию и до британских морей.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.6 (оценок:36)