Виктор Федорович, naviny.by
Кого хочет допросить КГБ?

Ровно месяц назад КГБ задержал студента БГУ Антона Суряпина. Утром 13 июля в его квартиру пришли с обыском шесть сотрудников госбезопасности. Обыск при двух понятых длился с 10.30 до 11.15.

В результате добычей следствия стали ноутбук, три мобильных телефона, ежедневник, два блокнота, фотоаппарат, 3G-модем, карты памяти и несколько дисков и сам 20-летний хозяин вещей. В КГБ парня допросили и не отпустили.

Фото Studio Total

Как оказалось, неделей ранее, 6 июля, предположительно, по такому же сценарию в камеру «американки» попал риэлтор Сергей Башаримов. Обыски и задержания белорусских фигурантов могли проводиться только в рамках возбужденного дела. Так что само дело «по факту незаконного пересечения 4 июля Государственной границы Беларуси подданными Швеции на легкомоторном самолете», скорее всего, завели 5 июля. К месту заметить, что именно в этот день Минобороны опровергло информацию о нарушении воздушного пространства Беларуси иностранным самолетом.

Нет сомнений, что за минувший месяц следствие КГБ досконально изучило жизнь Суряпина и Башаримова, обвиняемых в пособничестве. Какими доказательствами их вины располагают комитетчики, до сих пор неизвестно. В общественном понимании парни сидят за то, что один первым выложил в интернет фотографии плюшевых медвежат с парашютами, другой – оформил шведам приглашение и сдал им квартиру.

После прерванного 7 августа молчания КГБ, распространившего официальное сообщение о произошедшем, роль Антона и Сергея в этом резонансном международном деле отчасти прояснилась. Чекисты шведам на русском языке предложили добровольно приехать в Минск и тогда, возможно, «будут приняты окончательно соответствующие процессуальные решения в отношении белорусских граждан, проходящих по уголовному делу». Ченч уместный для сомалийских пиратов, но не для серьезной конторы, если о таковом идет речь.

Следует заметить, что в этом «плюшевом деле» изначально имелся второй вариант решения, при запуске которого к сегодняшнему дню все страсти поутихли бы. КГБ имел возможность расследовать дело без привлечения к себе внимания со стороны. Для этого достаточно было оставить на воле Суряпина и Башаримова хоть в статусе обвиняемых, хоть свидетелей, ограничив их свободы передвижения и слова подписками о невыезде и о неразглашении. И тогда бы парни и их родственники молчали, как воды в рот набравши, и делали бы вид, что ничего не случилось.

Для журналистов тема сама собой иссякла бы, а уголовное дело со временем могло быть приостановлено, например, в связи с невозможностью привлечь к ответственности нарушителей белорусской границы. Однако — то ли по собственной инициативе, то ли по указанию свыше — КГБ тему держит и подкидывает дров в огонь.

Суряпина и Башаримова отработали по полной, но как достать шведов?

Место встречи – кафе KGB в Стокгольме

Конец минувшей недели ознаменовался очередной попыткой чекистов «пригласить» организаторов и участников акции в гости на допрос: предполагаемым подданным Королевства Швеция по электронной почте послали повестки.

Ранее чекисты сообщали, что шведы должны явиться для участия в следственных действиях в качестве подозреваемых, в том числе — для проведения очных ставок.

В англоязычной версии повестки иностранцев за отказ явиться в КГБ в течение 10 дней пугают статьей 402 Уголовного кодекса РБ, в которой речь идет об отказе либо уклонении «свидетеля или потерпевшего от дачи показаний либо эксперта или переводчика от исполнения возложенных на них обязанностей». При этом статус «приглашенных» не определен.

В то же время статья 216 Уголовно-процессуального кодекса определяет, что в повестке должно быть указано: «кто и в каком качестве вызывается, к кому и по какому адресу, время явки на допрос». И хотя повестка «вручается вызываемому лицу под расписку», УПК допускает, что «допрашиваемый может быть вызван с использованием и других средств связи». Так что в принципе следователь мог воспользоваться интернетом, а статус фигурантов, предположим, просто забыл указать. Но и это не главное.

Пер Эрикссон, он же Пер Кромвелл. Фото minamoderatakarameller.blogspot.com

На допрос КГБ вызвал, как считает интернет-сообщество, подданных Королевства Швеции: основателя шведской пиар-компании Studio Total Пера Кромвелла (предполагается, что это именно он снимал в Ивенце самолет, разбрасывающий плюшевых медведей с записками), Томаса Мазетти и Ханну Лину Фрей (возможных пилота и разбрасывателя игрушек).

Создается впечатление, что единственным источником информации наших спецслужб в этом деле для установления личностей и местопребывания, скажем так, подозреваемых, является интернет. Хотя и его возможности чекисты использовали не до конца.

Блогер Виктор Малишевский провел собственное расследование в социальных сетях и установил, что Пера Кромвелла на самом деле зовут Пером Эрикссоном, именно под этой фамилией швед путешествует по миру. Очевидно, что швед засветил свой паспорт в белорусском посольстве в Швеции, в аэропорту, когда покидал Минск после «плюшевой бомбардировки», да и в бумагах риэлтера Башаримова он фигурировал под своей настоящей фамилией. Так что здесь для КГБ не должно было быть сложностей с установлением личности.

Кстати, в эксклюзивном интервью БелаПАН Пер также фигурирует под своей, наверное, настоящей фамилией. Человек творческий, креативный, вполне может иметь псевдоним — Кромвелл. В таком случае нельзя исключать, что Томас Мазетти и Ханна Лина Фрей — имена тоже вымышленные. А ведь следствию нужны настоящие установочные данные на искомых лиц! Почему же чекисты вызвали на допрос некоего Кромвелла и иже с ним? Чтобы они точно не явились?

И это еще не все нестыковки.

Кто сказал, что организаторы и участники пиар-акции — подданные Королевства Швеции? Например, Ханна на своей странице Фейсбука сообщает, что живет она в Стокгольме, но родом из Берлина. Так что, возможно, девушка — гражданка ФРГ. А Томас Мазетти, нельзя исключать, имеет итальянское гражданство. Да и вообще, кто их, этих иностранцев, разберет: шляются по всему миру и где их нашему КГБ искать? Но приказ дали, искать будут до последнего. Вот только кого и где?

…Вполне вероятно, что возможные подданные Швеции примут приглашение встретиться со следователем КГБ. При условии, что это произойдет на безопасной для них территории. Например, есть в Стокгольме уютное местечко – кафе под названием KGB. Интерьер, говорят, соответствующий названию.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)