Общество
Татьяна Гусева

«Когда приезжаешь в Кремниевую долину, никто не спросит: «Беларусь — это где?»

Соучредитель первого бизнес-клуба IMAGURU, координатор Всемирной недели предпринимательства Настя Хоменкова в интервью «Салідарнасці» рассказала о том, как белорусам стать счастливыми с помощью бизнеса, и почему стартапы не влияют на утечку мозгов из страны.

Настя вспоминает, как возникла идея продвигать стартап-движение в Беларуси в 2013 году.

— Основным бизнесом нашей с Таней Маринич компании было развитие портала bel.biz и продажа рекламных мест на портале. Сегодня мы имеем несколько направлений в области образования для бизнеса, организации мероприятий, включая Всемирную неделю предпринимательства, и бизнес-клуб. Когда мы присоединились к Всемирной неделе предпринимательства, прониклись международным опытом, решили провести один день стартапа в 2013 году. Каково было мое удивление, когда на поле, на котором никто не сеял, родилось огромное количество талантливых идей, масштабируемых технологических продуктов для глобального рынка.

Когда эксперты из Кремниевой долины, из Эстонии, Финляндии услышали эти идеи, они сказали: «Ребята, вам нужно развивать экосистему. У Беларуси огромный потенциал».

Я понимаю, откуда этот потенциал. Университеты выпускают большое количество инженеров. Специалисты попадают в крупные аутсорсинговые компании, которые позволяют им узнать, что такое общение с международными клиентами, основы бизнеса.

Не все люди хотят работать с 9 до 18. У некоторых есть предпринимательский талант и амбиции. В определенный момент они говорят: «Теперь я хочу работать не на дядю, а на себя». И потом у них появляются идеи, как оптимизировать свой бизнес, как на основе того, что они делают для клиента, создать продукт, на котором можно заработать.

И вот, после того, как нам посоветовали создавать экосистему, мы определили, что должна включать экосистема. Это площадки для рождения идей и стартапов, акселерирование, или обучения, доступ к привлечению финансов.

Где стартапы рождаются? В Кремниевой долине — это университеты (Стэнфорд, Беркли) или крупные компании, например, Google. Для нашей страны реальная площадка, где рождаются стартапы, — это хакатон — мероприятие, во время которого специалисты из разных областей разработки программного обеспечения (программисты, дизайнеры, менеджеры) собираются в одном месте и в течение 48 часов создают прототипы своих идей.

Для нас было важно привлекать международный опыт во всем, что мы делаем. И поэтому первый хакатон мы провели с помощью эстонского бренда Garage48. Это было в 2013-м. Собрались команды с участием белорусов, эстонцев, латышей и литовцев. Ректор БГУИРа отказал нам в проведении мероприятия в университете. В последний момент нам предоставил помещение Институт предпринимательства и парламентаризма. За несколько часов они собрали совет, изменили расписание для студентов и освободили нам первый этаж.

Тогда из десяти команд, принимавших участие, получилось два успешных бизнеса. Один из них TrackDuck . Ребята сделали веб-приложение для дизайн-компаний.

Вторая команда — MetricsCat — создала аналитику для мобильных приложений. Они стали развиваться за собственные деньги. В этом году вступили в эстонский акселератор, чтобы найти новых партнеров. Эти стартапы очень успешные. У них компании, зарегистрированных на разных рынках, в том числе и в Беларуси.

Сейчас мы проводим хакатоны каждый месяц: у нас есть площадка, и мы умеем это делать. Кроме этого, для развития экосистемы мы организовываем международные поездки, приглашаем в страну крутых экспертов, занимаемся акселерированием в школе стартапов TechMinsk, развиваем место для обучения, работы и нетворкинга бизнес-клуб Imaguru.

О названии нашего бизнес-клуба IMAGURU ходит много мифов. Началось все с фразы «Я магу». В этом пространстве поощряется предприимчивость, инициатива, новаторство. I am a guru. Имагуру — это место, где ты становишься профессионалом и инноватором, стремишься к знаниям, к тому, чтобы быть гуру в своем деле.

У нас каждый день проводятся мероприятия для стартапа и традиционного бизнеса. Одна из миссий IMAGURU — их сблизить.

В стартапе самое главное — это команда и гениальная идея. Благодаря стартапам появляются продукты и сервисы, которые направлены на завоевание глобального рынка. Без высоких технологий и инноваций это невозможно.

В Беларуси существует миф, что стартапы создают неимущие. На самом деле эти проекты могут сделать их авторов миллионерами. Одно приложение для смартфона может сделаться за неделю, а загрузят его миллионы людей, скажем, за один доллар.

Приложение для смартфона нуждается в инвестициях до миллиона долларов. Это пример посевных инвестиций или инвестиций от бизнес-ангелов. В данном случае они вкладывают деньги и получают прибыль.

Проектам до миллиарда долларов требуются венчурные инвесторы, которые могут распознать инновации.

Представьте, десять лет назад к вам приходит команда и говорит: «Мы создадим социальную сеть, в которой можно писать сообщения до 140 символов». Бизнесмен скажет, что ему это неинтересно, а венчурные инвесторы чувствуют инновацию и вкладывают средства. По статистике 9 из 10 стартапов, в которые вкладывают средства венчурные инвесторы, проваливаются. Но один им дает отдачу за все остальные.

Стартапы — это не только создание продукта, привлечение инвестиций и заработок. Я уверена, что философия, на которой основано международное движение стартапов, может спасти мир.

Конечно, стартапами движет высокая конкурентная среда, стремление создать сервис или уникальный продукт, который будет потреблять глобальный рынок. Но, тем не менее, самые востребованные идея — это как раз те, которые меняют мир к лучшему.

Стартапы аполитичны и не имеют границ. Для них самое важное — это люди, которые живут по всему миру в разных странах. А то, что их отличает, — это маркетинговые особенности рынка.

Например, у нас в школе TechMinsk учится девушка, которая создала приложение к мобильному телефону WalkIt! — симбиоз шагомера и тамагочи. Это приложение стимулирует людей шагать. Если ты пропускаешь тренировку — твой тамагочи в этом приложении умирает. В ее приложении отрисованы разные человечки для разных рынков – для африканских стран, для азиатских, европейских, американских … При разработке она учитывает законы маркетинга.

Политические преграды или границы для стартапов не являются барьерами. Сегодня в развитых странах все меньше говорят о бизнес-среде. Говорят об экосистеме — среде, в которой бизнес взаимодействует между собой в каких-то регионах и с внешними игроками. Экосистема не ограничивается географически отдельной страной, политическими или юридическими законами. Бизнес стремится завоевать глобальный рынок. Глобализация – в основе экосистемы.

Это значит, что можно рассматривать регионы и анализировать их плюсы и минусы. Скажем, Беларусь — это страна сильных инженеров, Лондон — хороший финансовый центр, Западная Европа — хороший маркетинг и продажи, Бразилия — огромный развивающийся рынок. Мир рассматривается в контексте экосистемы.

Компании (юридические лица) регистрируются на разных рынках, в разных регионах для того, чтобы эффективно вести глобальный бизнес.

Не страшно ли инвесторам вкладывать деньги в белорусский стартап? Любой американский инвестор, который вкладывает деньги в нашу компанию, заинтересован в том, чтобы юридическое лицо было зарегистрировано в США. А, скажем, финский инвестор хочет регистрацию в Евросоюзе. Что тебе мешает открыть филиалы в разных регионах? Это уменьшает риски. Но каждому инвестору будет привлекателен тот, факт, что развитие продукта будет происходить в Беларуси, доказанная выбором многих компаний сильная и эффективная по расходам инженерная среда.

Это не способствует утечке мозгов за границу. У всех стартапов есть компании в Беларуси.

Но для стартапов нет одного места жительства. В этом месяце конференция в одной стране, в следующем — в другой. График расписан. Поэтому хорошо, если три месяца в полгода авторы проектов поживут в родной Беларуси.

Я не раз была свидетелем, когда уважаемые люди из бизнес-сообщества, услышав о стартапах, улыбались. Мол, это все несерьезно. Это такие игрушки. Это дети и так далее.

Хочется рассказать о тех «детях» — наших белорусских участниках стартапов.

На одном из наших мероприятий образовалась компания TrackDuck, в которой два белорусских учредителя и один литовский. Когда президент Литвы Даля Грибаускайте открывала Международную ИТ конференцию LOGIN в Вильнюсе, она упомянула об этом проекте c гордостью.

Еще одна особенность философии стартапа — giving-culture. Недавно встретила на одной конференции парня, который делает мировой стартап-отчет (World Startup Report). Я спросила, зачем ты это делаешь. Он ответил, что когда-то у него был стартап, который сделал его миллионером. «Я благодарен вселенной за удачу и хочу вернуть миру то, что получил».

Стартап, который становится успешным, через некоторое время вкладывает деньги в другой стартап. Как правило — в своей стране. Например, эстонцы, создавшие Skype, после того, как разбогатели, стали инвестировать в эстонскую экосистему.

В Беларуси нет рынка инвестиций для стартапов, нет венчурного капитала. Бизнес-ангелы редко инвестируют в стартап-проекты, в основном они финансируют стартапы – начинающий бизнес в реальном секторе экономики.

В Литве есть венчурные фонды, которые формируются на деньги ЕС. И таким образом Евросоюз показывает частным инвесторам, насколько венчурный бизнес может быть привлекателен для них.

С другой стороны, отсутствие рынка инвестиций можно рассматривать как преимущество белорусской экосистемы. Это стимулирует исследовать другие рынки.

В чем особенность белорусской экосистемы? У нас есть три сильные стороны: образование, большое количество инженеров, которые получили хороший опыт общения в международном бизнесе и налоговая система. Почему у нас появляется мелкий бизнес, который занимается сервисным обслуживанием крупных аутсорсинговых систем? Потому что у нас привлекательная налоговая база. Когда ты делаешь услуги на экспорт, ты платишь налог 3-5%. Это дает большой поток потенциальных стартапов.

В то же время я опасаюсь, что технические таланты в Беларуси развиваются по инерции. У нас сильные преподаватели в школах и университетах. Но если государство не возьмется за образование, поток инженеров может иссякнуть. Сегодня, когда приезжаешь в Кремниевую долину, никто не спросит: «Беларусь, это где?». Но что будет завтра? Инновации — это технологии, которые создаются в голове.

Для меня показатель — Эстония, где выбрали развитие малого и среднего бизнес как путь для выживания. Это видно во всем, видно, что это не просто декларация чиновников.

В эстонских школах, например, вводят курс программирования для детей. Мы тоже планируем открыть подобный курс в IMAGURU.

У меня нет заоблачной цели — спасти Беларусь. Я многим начинающим предпринимателям говорю: «Думайте о себе. Потому что цель бизнеса —сделать себя и свою семью счастливой». Если у каждого это получится, у нас будет общество счастливых людей.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 0(0)

Читайте еще

Конвейер репрессий. Блогерша сама пришла в ГУБОПиК? Названа дата нового суда над Сергеем Тихановским (дополняется)

Конвейер репрессий. Российская журналистка после ареста на Окрестина: «Правозащитницу Насту Лойко били электрошокером». Дочь репетитора Ливянта задержали на суде над родителями. Павла Можейко оставили под стражей еще на месяц

Российская журналистка — про опыт 15 суток на Окрестина: С этим сталкиваются тысячи белорусов

Цыганкоў: Чаму многія беларусы не ганарацца перамогай Арыны Сабаленкі

Конвейер репрессий. Задержана певица Александра Захарик. Жителя Докшиц осудили за намерение поехать воевать в Украину. Юриста Евгения Папакуля приговорили к году лишения свободы за участие в протестных маршах

Конвейер репрессий. На учителя, который в 2020 году отказался подписывать итоговый протокол, завели новое дело. Политзаключенного Вячеслава Малейчука, осужденного на 22 года колонии, снова будут судить