В мире

Григор Атанесян, Петр Козлов, ВВС

«Когда дипломаты говорят, пушки молчат». Что думают эксперты об очередных переговорах России и США

Министр иностранных дел России Сергей Лавров и государственный секретарь США Энтони Блинкен провели в Женеве очередной раунд переговоров о безопасности.

Фото Anadolu Agency

На итоговых пресс-конференциях министры высказывались значительно мягче, чем их заместители неделю назад, и сообщили о намерении продолжить переговоры.

Русская служба ВВС спросила российских и западных экспертов, значит ли это, что у дальнейших переговоров есть перспективы и чего вообще ждать от дальнейших контактов между странами.

Что говорили Лавров и Блинкен

Еще перед началом переговоров Лавров и Блинкен сошлись в том, что ни одна из сторон не ждет от них прорыва. Оба дипломата считают, что за одну встречу разногласия между странами решить не удастся. В то же время они отметили, что рады друг друга видеть и намерены продолжать диалог.

Уже после переговоров, которые продолжались полтора часа, министры дали раздельные пресс-конференции.

Первую из них провел Лавров. Он в очередной раз заявил, что Россия, вопреки опасениям США, не собирается нападать на Украину. По словам министра, российская сторона никогда не угрожала украинскому народу.

Помимо этого Лавров отметил, что в ходе переговоров представители США в очередной раз пытались «поставить Украину во главу угла всего этого процесса». Сам он согласен с тем, что этот вопрос требует пристального внимания, но считает, что не стоит сводить к нему всю проблему европейской архитектуры безопасности.

Встречу с Блинкеном российский министр назвал промежуточной. По его словам, США согласились на следующей неделе дать письменный ответ на российские предложения в области безопасности. После этого министры планируют встретиться еще раз. На вопрос, будет ли ответ США опубликован, Лавров ответил, что сам он выступает за публикацию документа, но сделать это можно будет только с согласия американской стороны.

В свою очередь Блинкен на своей пресс-конференции в очередной раз повторил, что основное требование России — отказ от расширения НАТО на восток — не может быть выполнено, так как оно будет означать отказ от политики открытых дверей, которой придерживается альянс.

Он также подтвердил готовность США и их союзников применить к России новые экономические санкции в случае агрессии против Украины — причем, отметил госсекретарь, речь идет не только о военной агрессии, но и, например, о возможных кибератаках с российской стороны.

В то же время госсекретарь отметил и точки соприкосновения, которые есть у двух государств — в частности, он отметил, что США рассчитывают на помощь Москвы в переговорах с Ираном.

Блинкен подтвердил, что американская сторона согласилась на следующей неделе предоставить России письменный ответ на ее требования. При этом он позитивно оценил итог встречи, сказав, что страны находятся на пути к пониманию причин озабоченности друг друга, а разговор оценил как открытый и полезный.

«Поиск точек соприкосновения»

Встреча глав дипведомств предполагалась как промежуточная, но любые переговоры дают шанс избежать дальнейшей эскалации, сказал в разговоре с Би-би-си Сергей Радченко, заслуженный профессор в Центре мировой политики Генри Киссинджера Университета Джонса Хопкинса в США.

«Когда дипломаты говорят, пушки молчат», — подчеркнул историк.

Судя по пресс-конференциям Лавров и Блинкена после встречи, кроме разногласий они нашли и темы для сотрудничества, считает Радченко.

Например, они обсудили переговоры о восстановлении ядерной сделки с Ираном, которые идут в Вене. В этих переговорах позиции Вашингтона и Москвы совпадают.

— Это говорит о поисках точек соприкосновения обеими сторонами: они пытаются идти к диалогу, который был раньше, когда было понятно, что Россия является глобальным игроком, в том числе в решении иранской проблемы, — сказал Радченко.

Гораздо меньше оптимизма эта встреча вызвала у Юваля Вебера, эксперта Школы правительства и государственной службы Буша при Техасском университете A&M.

В интервью ВВС он указал на требование вывода войск НАТО из Болгарии и Румынии, озвученное Москвой незадолго до встречи.

По мнению эксперта, такие заведомо невыполнимые запросы говорят о том, что в Кремле уже приняли принципиальное решение о нападении на Украину — и усилия госдепартамента США ничего не изменят.

— Неважно, Энтони Блинкен — хороший или плохой госсекретарь. Если другая сторона требует капитуляции или конфликта, он мало что может сделать. Лучший он на свете дипломат или худший, шансов на урегулирование путем переговоров немного, — сказал Вебер.

— Обе стороны продолжат дискуссии, но в конце концов статус-кво выгоден Западу, а не России. Если Россия не начнет в какой-то момент военные действия, она не сможет достигнуть своих целей — фактически разделить Украину на две части и ограничить возможности США и НАТО в Европе, — считает американский специалист.

Он даже предположил, что российское вторжение на Украину может начаться в конце февраля: 19-го закончится Зимняя олимпиада в Пекине, а 20-го февраля — совместные учения России и Беларуси «Союзная решимость-2022».

Вебер предполагает, что Москва пришла к выводу: дипломатия не работает, а военные действия заставляют воспринимать ее всерьез. Тем более, что Россия и Запад по-разному видят основы мирового порядка.

— Архитектура европейской безопасности основана на западной идее суверенитета как праве каждого государства принимать собственные решения. Российское же понимание суверенитета — большие страны контролируют другие территории в своей сфере влияния и решают за них.

Но Радченко из Университета Джона Хопкинса не согласен с прогнозами о неизбежном начале войны. Он считает, что говорящие об этом специалисты исходят лишь из передвижения войск и логики военных решений.

— Откуда мы знаем, что происходит в Кремле? — сказал историк. — Я общаюсь с людьми, которые находятся внутри российского политического сообщества и занимаются внешней политикой России, и многие отдают себе отчет в том, что решение принимает Путин и только Путин.

Радченко черпает сдержанный оптимизм из своей работы над историей Холодной войны:

— Если взглянуть на историю последних 70 лет советско-американских и российско-американских отношений, то было несколько таких моментов, когда две державы находились на грани разрыва.

Он привел примеры Иранского кризиса в правление Сталина, Берлинского кризиса 1948-1949 годов, Карибского кризиса в 1962 году, эскалации из-за войны на Ближнем Востоке в 1973 году и напряжения из-за размещения ядерных ракет в Европе в 1983-м.

— В каждом случае ситуация была на грани, и опасность войны была колоссальная. Но история показывает, что даже во времена самых трудных, кризисных моментов в советско-американских отношениях руководство Советского Союза и руководство США находили достаточно мудрости, чтобы избежать конфликта, — подытожил историк.

«Понятно желание не говорить «нет»

Атмосфера на встрече была чуть менее напряженной, потому, что стороны уже были знакомы с позициями друг друга и ничего нового в этом плане она не принесла, отмечает замдиректора Центра комплексных европейских и международных исследований Дмитрий Суслов.

Главным итогом встречи эксперт назвал появление определенности, что дипломатический диалог продолжится: встреча не последняя. Несмотря на несогласие США с требованием о нерасширении НАТО, на следующей неделе они пообещали представить свои письменные предложения.

— Все это, а также то, что Москва официально заявила, что что не планирует воевать, нет намерений вторгаться на территорию Украины — все это серьезно деэскалирует ситуацию, приводит к ее разрядке по сравнению с тем, каковой она была на прошлой неделе, — отметил Суслов.

Однако, по мнению эксперта, снижать военную напряженность Москва не намерена, поскольку именно подобная эскалация позволяет России добиваться прогресса с позиции силы.

— Россия продолжит военное давление на Запад и на Украину, не станет пока отводить войска от украинской территории. Присутствие российской группировки войск на украинской границе будет тяжелой артиллерией, которая будет заставлять Запад, НАТО и Украину продолжать вести диалог. Именно благодаря военному давлению он был начат и удалось начать хоть какое-то продвижение по важным вопросам — контроль за вооружениями, деконфликтинг, контроль за ракетами средней и меньшей дальности и обычными вооружениями, — резюмировал Суслов.

По итогам прошедшей встречи позиции Москвы и Вашингтона не поменялись, а анализировать полутона и тональность на пресс-подходах министров — не совсем верно, считает старший научный сотрудник Института международных исследований МГИМО Андрей Баклицкий.

— Пока нельзя сказать, что диалог куда-то движется. Но обе стороны пока что хотят его продолжать. Сколько это продлится — сказать сложно, — отмечает эксперт.

По его словам, разница в подходах переговорщиков все же велика и непохоже, чтобы США были готовы, хотели и могли обсуждать перестройку архитектуры безопасности Европы.

— Понятно желание не говорить «нет». Потому что, если эта попытка переговоров не удастся, придется делать что-то другое. Но это «другое» никому не хочется — ни России прибегать к неназванным военно-техническим мерам, ни США вводить новые санкции, от которых пострадает и Европа, — резюмирует Баклицкий.

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 0(0)