Кнырович: «Если ты друг, неважно, работаешь в убыток или нет — будешь кататься в жиру за счет госбюджета»

Но если не нравишься или не из «правильной» страны… Как пошла волна. 

Недавно Александр Лукашенко, когда речь зашла о продаже имущества инвесторами из «недружественных государств», высказался о ситуации с ресторанами McDonald’s в Беларуси. Дескать, инвесторы «бросили» собственность, а государство ее «подобрало и привело в порядок».

Предприниматель, блогер Александр Кнырович — о том, как власти лишают собственности предпринимателей. И что в 30-летней практике появилось нового в последние годы.

Александр Кнырович

— Никто, конечно же, ничего не бросал. А собственность отжали у казахстанского предпринимателя, — комментирует ситуацию блогер на канале Кнырович.

И вспоминает кейсы из прошлого.

Кейс фабрик «Коммунарка» и «Спартак»

— Марат Новиков законным способом купил доли акции в акционерных обществах «Коммунарка» и «Спартак», став их собственником. Это очень не понравилось Лукашенко, пришли специальные люди и сказали: «Как это так: нашими фактически госпредприятиями, который создавал беларусский народ, управляет какой-то Новиков? Не дело».

Государство приняло новый указ, по которому по старым советским приватизированным предприятиям государство имеет приоритетное право на выкуп нового пакета акций.

На «Коммунарку» и «Спартак» внимательно посмотрели, нашли нарушения и, конечно, сказали, что собственность была оценена по минимальной цене и ее необходимо дооценить — это и будет вкладом государства. Новиков решил не спорить с этим указом — себе же дороже. Расстался с предприятиями, сейчас живет в США.

Получается, сначала государство определило правила, позволило человеку вложиться, а потом сказало — ты не доплатил и забрало назад.

Кейс «Мотовело»

— Похожая история произошла с Александром Муравьевым и «Мотовело». Сначала государство оценило долю собственности, которую продавала зарубежному инвестору (Муравьев выступал от лица австрийской компании), в семь миллионов долларов, еще 20 млн компания должна была инвестировать.

Но когда все это произошло, государство решило, что Муравьев не выполнил план по производству, а то, что они же и оценили в семь миллионов, на самом деле стоит 70. Муравьев возвращать предприятие не согласился, поэтому его посадили в тюрьму.

Сейчас «Мотовело» лежит пластом и не дышит, его все время нужно накачивать деньгами.

Кейс Минского ФК «Динамо»

— Когда Юрий Чиж (предприниматель, бывший собственник ФК «Динамо» — С.) попал в немилость, он пытался продать свою собственность. В минское «Динамо» он вложил несколько десятков миллионов долларов за время управления.

Конечно, можно по-разному относиться к Чижу, но забрали у него «Динамо» очень «элегантным» способом: государство решило, что два десятка лет назад неправильно оценило стоимость футбольного клуба и отменило решение 20-летней давности. Мол, ничего и не было, и Юрий Чиж ничего не вкладывал.

«И пошла волна»

Подытоживая эти кейсы, Кнырович отмечает: обычно власти лишали собственности беларусов. Однако сегодня наблюдается новое явление — собственность начали забирать у иностранцев.

— В марте 2022 года был принят специальный указ о том, что теперь можно блокировать выход предприятий из Беларуси. Мол, если вы когда-то вложили деньги в инвестиционный климат Беларуси, теперь просто так из него не выйти.

Был сформирован список компаний из «недружественных стран» — сначала в нем было 190 предприятий, потом — почти две тысячи. Сказали: «Если захотите выйти — идите, но только без денег».

А потом приняли еще один указ, по которому для выхода необходимо получить специальное разрешение правительства и отдать государству не менее 25% стоимости этого самого предприятия. То есть размер стоимости определяет само государство, может еще и доплатить придется.

И пошла волна. Помимо кейса McDonald’s есть и более свежие.

Кейс завода белой жести в Миорах

— Предприниматель около пяти лет назад вложил свои деньги от лица австрийской компании и привлек большой кредит, который финансировал в том числе Беларусбанк.

Само предприятие в объемах потянуло инвестиции в несколько сотен миллионов долларов. У него были некоторые проблемы с реализацией и естественные рыночные проблемы: из-за коронавируса и других причин рынок уменьшился.

Но государство решило не помогать, а посадить в тюрьму тех, кто руководил предприятием, и забрать его. В этот раз все было сделано через кучу судебных исков, где в итоге собственность просто была передана государству.

В завод вложили кучу денег, позволили купить сырье и начать работу. По результату 2023 года, загрузка завода составила 42%. И тенденции выпуска продукции шли на снижение во втором полугодии, а не росту, как обещали госменеджеры. Все то же самое — сейчас сам завод не дышит.

Кейс «Солар Лэнд»

— Еще одна история отжима происходит сейчас в Могилеве. Там «Солар Лэнд» заявило 170 миллионов долларов иностранных инвестиций в парк солнечных панелей.

Но государство вдруг решило переиграть условия на рынке. Задним числом отменили повышающие коэффициенты и всю выручку предприятия признали незаконно полученным доходом.

Естественно, предприятие уходит в банкротство, но ему не дают нормально обанкротиться и забирают собственность у инвестора, который заходил в Беларусь со стороны Великобритании.

При этом, отмечает предпринимать, не ко всем инвесторам в Беларуси такое отношение со стороны властей. Кто-то умеет договариваться. Так произошло с крупной сетью лабораторий «Synevo», где в учредителях были шведские инвесторы.

— Эта компания также была включена в список предприятий, которые нельзя продавать. Но они нашли российского покупателя на свои активы и исчезли из этого списка. Разрешили тихонько продаться и уйти с деньгами.

Но грабить и сажать будут и дальше. Несколько недель назад было принято специальное постановление правительства №27, которое прописывает порядок, как именно надо «обдирать» предпринимателей. Но, конечно, не всех.

Например, меня изумляет кейс Александра Шакутина и «АМКОДОР». Это предприятие он тоже когда-то приватизировал, и оно тоже зародилось в советские времена. Ему почему-то никто претензии не предъявляет, хотя оно давно работало фактически в убыток.

С учетом кризиса оно воспряло, но тоже просит денег у государства — точнее, отсрочки по выплатам государственных кредитов на поддержку импортозамещающих проектов.

О чем говорят все эти кейсы? По словам Кныровича — о том, что в нашей стране не существует такого понятия, как инвестиционный климат.

— А также таких понятий, как «правила» и «законы». Все решается индивидуально и по-бандитски: если ты друг, неважно, работаешь в убыток или нет — будешь работать и кататься в жиру за счет государственного бюджета, если не нравишься или не из «правильной» страны, то к тебе будут применяться самые страшные санкции.

Проблема в том, что все это сказывается на кошельках беларусов. Когда в стране нормальные условия для бизнеса, не лезут с ручным регулированием, все происходит по закону — тогда в страну идут инвесторы.

Не просто люди с деньгами, но и технологиями, бизнес-процессами. И тогда растет бизнес, экономика, зарплаты. А такими методами экономика и бизнес убиваются.

Оцените статью

1 2 3 4 5

Средний балл 2.3(62)