Беседка
Мария Обельченко, «7 дней»

Кейт Бекинсэйл: «Женщина, которая не умеет готовить, компенсирует этот недостаток в спальне» (+фото)

В 2003 году эта англичанка совершенно неожиданно покорила любителей экшена в кино своей ролью крутой вампирши, вступающей в схватку с оборотнями. Нынче 38-летняя Кейт примерила сексуальный наряд в четвертый по счету раз — в проекте «Другой мир: Пробуждение». И костюмчик оказался ей очень даже впору.

— Кейт, прошло почти девять лет со времен первого «Другого мира». Не боязно было вновь браться за роль вампирши Селены?

— Я помню, как восхищалась всеми сериями «Чужого» именно потому, что главной движущей силой там была женщина по имени Рипли, которую играла Сигурни Уивер. Меня это вдохновляло. Не все же нам, девочкам, рыдать да плакать.

В ту пору, увидев меня, режиссеры и продюсеры вечно говорили одно и то же: «Ну нет, она слишком англичанка и слишком женственная. А нет ли у нас для нее чего-нибудь исторического? Корсетик нигде лишний не завалялся?» И хоть убейся, не давали мне роли сильных героинь.

Конечно, в наши дни, куда, извините, ни плюнь — наткнешься на кино о вампирах или оборотнях. Когда мой муж Лен (режиссер Лен Уайзман снял две первые картины этой франшизы, во время съемок же первого «Другого мира» в 2003 году он познакомился с Кейт. Она ушла от британского актера Майкла Шина после девяти лет совместной жизни и вышла замуж за Лена. — Прим. ред.) дал мне сценарий последней части «Другого мира», он сказал: «Основное отличие этого фильма будет в том, что в нем задействованы одновременно и вампиры, и люди-волки, понимаешь, дорогая?» (Смеется.)

Я не горела желанием играть эту роль. Но сценарий прочла и обнаружила одну любопытную деталь: у Селены, моей совсем не склонной к материнству героини, появилась дочка, которую надо спасать. Что ж, хоть это показалось мне интересным. Осталось только влезть в старый костюм. И я влезла!

Но, поверьте, я не предполагала, что и первый-то фильм будет иметь успех, а уж тем более не могла представить, что меня захотят «скушать» в этой роли в следующих сериях. Трилогия еще куда ни шло, но когда речь заходит о четвертом проекте, всем приходит в голову одна и та же мысль: «Ну и дерьмо же получится». (Смеется.)

— Но откройте секрет — как ваша героиня с годами изменилась?

— Она была очень прямолинейная. Всегда думала, что знает, кто хороший парень, кто — плохой. Черное — белое. Но в результате всяческих предательств и «сюрпризов-разочарований» немного поумнела. И теперь подозреваю, догадывается: не все то золото, что блестит. (Смеется.)

— А вы сами как за это время изменились — если изменились, конечно?

— Наверное, так же, как и моя героиня. Но в любом случае мне больше нравится мой нынешний возраст, чем когда я была моложе. Чувствую себя гораздо счастливее, чем в те годы.

Я удачно вышла замуж и, безусловно, гораздо менее болезненно реагирую на всяческие сюрпризы. В том числе на неожиданные для меня. Например, я пребывала в уверенности, что моя грудь выше всяческих похвал, а вдруг выяснилось — вовсе нет. Ну и все в таком роде. (Смеется.)

— Часто говорят, что браки актрисы и режиссера не очень-то устойчивые…

— Не важно, чем люди занимаются в жизни. Главное — насколько они подходят друг другу.

Мы с Леном познакомились, когда обоим было по 29 лет. А ведь по-настоящему человек взрослеет после тридцати. И я не верю, что, встретившись в 20 лет, можно всерьез и надолго сохранить отношения. Так что мы с ним вместе повзрослели. И подходим друг другу по всем параметрам.

Лен — любящий муж. Это очень важно для любой женщины в любом союзе. Чтобы муж был любящим и страстным, а не только надежным и порядочным. Только в этом случае женщина цветет и пахнет, все довольны и счастливы. Но на самом деле все равно только удача — главный залог успешного брака.

— В Голливуде чувствуете себя комфортно? Многие ваши коллеги-соотечественницы предпочитают жить в Англии.

— Пожалуй, да. В любом случае я отлично помню все прелести работы в родном кинематографе. Нет, правда, я говорю без всякого ехидства, меня спартанские условия очень даже закалили. Например, пока впервые не снялась в голливудском фильме, я и не знала о существовании трейлера для актрисы. (Смеется.)

Мне кажется, все молодые актеры должны начинать не с Голливуда. А то в 16 лет тебе уже сразу отдельный вагончик со всеми удобствами подают на блюдечке.

Помню, когда снималась в чудесной картине «Много шума из ничего», мы жили в тосканской деревне. Я, Филлида Лоу, Киану Ривз, Имельда Стонтон, Роберт Шон Леонард делили один небольшой домик. В свои 19 лет я была уверена, что только так и снимается кино. Киану готовил нам ужины... Это было прекрасно!

Между прочим, с тех пор у меня осталось стойкое желание еще раз съесть ужин, приготовленный Ривзом. Но все никак не складывается. (Смеется.)

— Интересно, а вы еще не забыли русский язык, который в Оксфорде учили в колледже?

— Забыла! (Смеется.) Если надо, обязательно вспомню. Я ведь не доучилась, ушла в актрисы.

Но вообще-то у меня есть голубая мечта — когда-нибудь стать писательницей. В школе я дважды получала премию «Лучший молодой писатель года» за свои сочинения. В том числе поэтические. У нас в Англии это довольно почетная награда.

О, это было упоительное ощущение, когда я узнавала, что сам Тед Хьюз (английский поэт и детский писатель, переводчик и эссеист, в 2008 году газета «The Times» поставила Хьюза на четвертое место в списке «50 лучших британских писателей послевоенной эпохи». — Прим. ред.) выбирал именно мои опусы. Я с ума от счастья сходила в те дни.

Нет, конечно, у меня было не совсем нормальное детство. Хотя, с другой стороны, у кого оно стопроцентно нормальное-то бывает? Мама постоянно снималась в сериалах и при этом старалась быть очень строгой. Почему-то, например, запрещала мне красить волосы. Не разрешала купить машину, когда я уже имела на это право.

В общем, моя мама мне постоянно что-то запрещала, и приходилось с ней воевать, ну, в смысле отвоевывать любую мелочь. Но сейчас у нас все нормально.

С матерью и дочкой Лили на прогулке в Лос-Анджелесе

— Сейчас вам вряд ли кто-то может что-то запретить. Как вы за собой ухаживаете, форму поддерживаете?

— Насчет запрета — не совсем. Запретить мне мама, конечно, не может, но высказать свое «фэ» очень даже.

Например, не так давно папарацци сняли меня на мексиканском курорте, где мы с Леном и Лили отдыхали у бассейна. В купальнике, не голой. Но так, знаете, сзади и не очень комплиментарно. И эти дурацкие, совершенно никому, на мой взгляд, не интересные фото появились в куче разных изданий и в Интернете, само собой. Так моя мамочка тут же отреагировала — мол, почему ты, дорогая дочка, не соизволила прикрыться полотенцем? (Смеется.)

Ну а если вы о том, как я готовлюсь к роли своей вампирши, то я, во-первых, особо не горю желанием исполнять сама все трюки. К тому же боюсь высоты, боюсь лежать в гробу и еще много чего боюсь и не люблю делать. Спецэффекты и дублерши меня спасают.

Помню, когда первый раз пришла на площадку «Другого мира» в 2002 году, руководитель каскадеров чуть в обморок не упал от одного взгляда на меня. Был уверен, что я, вся из себя такая интеллигентная, не смогу даже руку нормально вытянуть. Я и правда с трудом могла пальцы в кулак сжать. (Смеется.)

Ну а чтобы выглядеть блистательно на красной дорожке, приходится немало потрудиться. Потому что, как практически любая нормальная женщина, встав с постели, я выгляжу отнюдь не сногсшибательно. Требуется несколько часов усилий и помощь специально обученных людей, чтобы придать мне «товарный вид».

Но главное — я всегда нравлюсь мужу. Он прощает мне даже полное отсутствие у меня кулинарных талантов. Что ж, как-то я слышала такую теорию — женщина, которая не умеет готовить, компенсирует этот недостаток в спальне. Готова, пожалуй, согласиться.

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 0(0)