Иван Корсак

Казакевич: «Реакция властей показывает, что для них санкции являются проблемой»

Политолог — об уголовной ответственности за призывы к санкциям.

Депутаты Палаты представителей единогласно приняли в первом чтении закон об уголовной ответственности за призывы к санкциям против Беларуси или чиновников. Это подпадает под статью 361 УК «Призывы к действиям, направленным на причинение вреда национальным интересам».

Детальных объяснений пока не было, но в части 1 сказано, что человеку, призывающему к санкциям, скажем, на странице в социальных сетях, грозит до 6 лет лишения свободы. Если это обращение к иностранным государствам (часть 2) — то до 10 лет.  А если с использованием служебного положения и с тяжкими последствиями (часть 3) — до 12 лет заключения.

Филин спросил у политолога, директора института «Политическая сфера» Андрея Казакевича, чем обусловлены такие жесткие поправки в законодательство и будет ли применяться статья на практике?

— Самое главное объяснение — это необходимость нового реагирования на то, что происходит на внешнеполитическом уровне, — говорит Андрей Казакевич. — Я не думаю, что хоть у кого-то есть иллюзии, что данный запрет может привести к отмене санкций или их смягчению. Тем более что многие люди, которые продвигают повестку санкций, находятся за рубежом.

Мы видим логику репрессивного наката. Перед госорганами поставлена задача реагировать, ну вот они и реагируют как умеют.

Двенадцать лет — это очень жесткое и неадекватное наказание. Когда мы говорим про любое преступлении, то надо оценивать, какой вред оно может нанести обществу — по этому и надо ранжировать.

У меня создается впечатление, что парламент, вводя жесткую ответственность, хочет зарекомендовать себя в лучшем свете перед высшим начальством: смотрите мы приняли меры реагирования — вот вам двенадцать лет за санкции, получите, пожалуйста.

В то же самое время мы видим, что сейчас люди обвиняются в «госперевороте» только за то, что сделали несколько комментариев на оппозиционных встречах. Это неадекватно, абсурдно, но так действует сейчас госаппарат, — считает аналитик.

Андрей Казакевич. Фото Радыё Свабода

Повлияет ли данный закон на людей? Будут ли сейчас они более осторожно писать о санкциях на своих страничках в соцсетях или оставляя комментарии в СМИ?

— Естественно, что те люди, которые остаются сейчас в Беларуси, будут более осмотрительными. Но мы не можем говорить о том, что они влияют на повестку санкций.

Во-первых, европейские чиновники самостоятельные в принятии таких решений, особенно, когда это касается вопросов безопасности, как было с самолетом Raynair. Во-вторых, основные политические субъекты находятся за границей. В отношении многих из них и так заведены уголовные дела — ну одним больше, одним меньше.

Такая неадекватная реакция показывает, что для властей санкции являются проблемой. Со стороны Лукашенко неоднократно ставилась задача реагировать на санкции, так что да, это мешает.

Как часто будет применятся данная статья Уголовного кодекса на практике? Мы увидим показательные процессы или статья просто будет висеть как устрашение?

— Если теперешние тенденции сохранятся, то будут заведены показательные уголовные дела — в районе 3-7. Думаю, что по крайней мере один человек будет и арестован, если получится кого-то поймать в Беларуси.

Причем дела могут заводить не на самый топ политиков, как Латушко или Тихановская, у них и так уголовных дел хватает.

Все это можно попробовать отыграть информационно, написать отчеты, что все исполняется. А потом может и повиснуть, но все будет зависеть от политической конъюнктуры. Если будут другие проблемы, или появится желание притормозить с репрессиями, то может и не применятся. Но пока видится скорее обрисованный мной выше сценарий.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.7 (оценок:77)