Политика

Виктория Прокопович

Карбалевич: «Есть вещи, которые работают на автомате в правовом государстве»

Про последствия, которые может иметь суд над белорусскими чиновниками в США.

В США принято в судопроизводство дело против четырех официальных лиц из Беларуси — руководства «Белаэронавигации» и сотрудников КГБ, которых обвиняют в авиапиратстве. За участие в принудительной посадке самолета RyanAir обвиняемым в Штатах грозит от 20 лет до пожизненного заключения.

Самолет Ryanair, на котором находились Роман Протасевич и Софья Сапега перед задержанием, во время посадки в Вильнюсе. Фото Reuters

Однако фамилия директора «Белаэронавигации» Леонида Чуро еще в прошлом августе фигурировала в санкционных списках США против официального Минска, да и офицерам КГБ (вряд ли в операции участвовали рядовые сотрудники), с большой вероятностью, въезд в США закрыт.

Тогда в чем суть процесса — нужен ли он американской стороне для того, чтобы подтвердить: граждане США всегда и везде находятся под защитой своего государства, или адресанты — как раз белорусские власти, коим дают понять неотвратимость наказания за нарушения международного права, сейчас и впредь?

Либо же никакого потаенного смысла в происходящем вовсе нет, и это обычный процесс для американской системы правосудия?

— Полагаю, есть некие вещи, которые работают на автомате в правовом государстве, — отметил в экспресс-комментарии «Салідарнасці» политолог Валерий Карбалевич. — И поступок, который в США считается правонарушением, автоматически влечет за собой уголовное преследование.

Но, с другой стороны, нужно иметь в виду политический контекст отношений между США и Беларусью. Если бы его не было, возможно, не было бы и этого обвинения и уголовного преследования.

А сейчас конфликт обостряется, белорусские власти высказывают претензии относительно деятельности посольства США в Беларуси, сокращается количество работников в нем, закрылся офис USAID в Минске. Поскольку идет эскалация конфликта, то последовало решение об уголовном преследовании четырех граждан Беларуси.

Не думаю, что это приведет к каким-то практическим результатам и последствиям, вряд ли эти люди вдруг поедут в США. Но общий контекст отношений двух стран, конечно, усложняется.

Если предположить, что суд в США запустит цепочку аналогичных процессов в других странах, граждане которых находились на борту самолета RyanAir, это означает дальнейшую эскалации конфликта с Западом и усиление международной изоляции Беларуси?

— Сам факт подготовки заключения ICAO по ситуации дает основания для неких других выводов и решений, кроме запрета полетов в Беларусь и закрытия для «Белавиа» возможности летать в Европу, — считает Валерий Карбалевич. — Это дает основания для юридических претензий со стороны граждан и государств, открывает дорогу для многих других вещей. Насколько это будет использовано, пока сложно сказать.

Вспомним историю сбитого над Донбассом в 2015 году малазийского Боинга: машина правосудия долго раскручивалась, но в итоге пришла к выводу, что действительно, российские граждане виноваты в этом преступлении, появились иски и так далее.

Тут масштаб другой — никто из находившихся в самолете не пострадал физически, все живы. Но определенные претензии у европейских стран могут появиться, и выводы ICAO открывают дорогу не только для юридических, но и для политических факторов, которые могут продолжать ухудшать отношения между Беларусью и западными странами.

Оцени статью

1 2 3 4 5

Средний балл 5(2)