Наталья Гриб, Михаил Зыгарь, ”Коммерсантъ”
Калиф на газ

Смерть президента Туркмении Сапармурата Ниязова поставила и Россию, и Запад в крайне сложную ситуацию. Его кончина положила начало ожесточенной борьбе за власть в Туркмении и, что еще важнее, новому этапу борьбы между Россией, Китаем, Евросоюзом и другими заинтересованными сторонами за туркменский газ. Уход Туркменбаши ставит под удар достигнутые соглашения между Ашхабадом и "Газпромом".

Искренние соболезнования по поводу смерти президента Туркмении Сапармурата Ниязова лились вчера в Ашхабад со всех сторон. О своей скорби заявляли США, Евросоюз, Китай, Россия и бывшие советские республики. Туркмения, долгие годы находившаяся в полной международной самоизоляции, являлась важным игроком на мировом газовом рынке. За право завоевать симпатии Сапармурата Ниязова, закрывая глаза на откровенно тоталитарный характер туркменского режима, отчаянно боролись Евросоюз, США, Россия, Украина, Китай и Иран. Фактически Туркменбаши умер на пике славы — в тот момент, когда он стал максимально востребован и любим в мире. Это обстоятельство превращает борьбу за туркменский престол в событие мирового значения, а также делает обстоятельства его смерти особенно подозрительными.

Всемирная борьба за Туркмению фактически началась в нынешнем году. До этого Ашхабад продавал газ в совсем незначительных объемах и почти за бесценок. В 1997 году, чтобы повысить цены на газ, президент Туркмении даже прекращал вообще экспорт газа, залив водой или бетоном часть скважин. Затем экспортом туркменского газа занимались посредники. Сначала это была "Итера", платившая всего 10 долларов за тысячу кубометров легко извлекаемого и потому дешевого среднеазиатского газа. В начале нового века "Итера" начала повышать закупочные цены в Средней Азии, но делала это крайне неохотно и маленькими шажками по 5-10 долларов за тысячу кубометров в год. В 2003 году посредником была венгерская Eural Trans Gas, поставлявшая газ на Украину. В 2004 году дочерняя структура "Газпрома" — швейцарское Rosukrenergo — получила в наследство контракты по газу с ценой 40 долларов.

Звездный час Туркменбаши наступил благодаря Москве. Прошлой зимой произошла газовая война между Россией и Украиной, которая, во-первых, натолкнула Туркменбаши на мысль о том, что цены на газ нужно повышать, а во-вторых, ужаснула Европу, заставив ее диверсифицировать источники поставок энергоресурсов. Рассматривая Туркмению в качестве возможного поставщика, Евросоюз даже разработал проект газопровода Nabucco из Центральной Азии через Турцию в Австрию. Однако Россия стала делать все возможное, чтобы сохранить монополию на поставки газа в Европу за собой и не допустить прямых поставок туркменского газа в ЕС.

С этой целью "Газпром" поставил целью скупить весь среднеазиатский газ. Чтобы увеличить объем закупок с 7 млрд до 30 млрд кубометров газа в год, "Газпром" повысил цену на первое полугодие этого года с 40 до 65 долларов за тысячу кубометров, а за установление полного контроля над экспортом туркменского газа, предполагавшее устранение Украины как конкурента на этом рынке, монополия согласилась заплатить в будущем году 4,2 млрд долларов за контракт, который еще год назад стоил 1,68 млрд.долларов. В сентябре глава "Газпрома" Алексей Миллер и Сапармурат Ниязов подписали соглашение о закупке "Газпром экспортом" 12 млрд кубометров газа в 2006 году и по 50 млрд кубометров ежегодно в 2007-2009 годах. Это влетит "Газпрому" в копеечку — за весь контракт он отдаст 16,2 млрд долларов вместо ожидаемых 10,5 млрд. долларов.

Это был первый коммерческий контракт с поставщиками, в котором "Газпром" согласился на высокие цены. И после него Узбекистан и Казахстан также подняли ставку с 44-50 до 100 долларов за тысячу кубометров. Однако казалось, что Москва была вознаграждена. Сапармурат Низов при подписании соглашения с "Газпромом" заявил: "В первую очередь мы будем обеспечивать газом Россию. Не думайте, что Туркмения хочет куда-то уйти со своим газом. Мы не готовы рассматривать проект Транскаспийского газопровода". И в знак поддержания дружеских отношений Туркмения предложила "Газпрому" вложиться в освоение одного из крупнейших неразработанных месторождений в стране — Иолотанского, которое обеспечит экспорт газа на перспективу до 2030 года.

Евросоюз после этого продолжал переговоры с Туркменбаши. 18 декабря в Ашхабад прилетал новоназначенный спецпредставитель ЕС в Центральной Азии Пьер Морель. Официальные туркменские СМИ сообщали, что стороны договорились о заключении соглашения о сотрудничестве. О каком конкретно, скорее всего, уже никогда не станет известно, ибо встреча с господином Морелем фактически оказалась последним появлением Туркменбаши на публике.

После смерти Сапармурата Ниязова недавняя победа "Газпрома" над Евросоюзом оказывается пирровой. Сапармурату Ниязову удалось осуществить свои планы, подняв до 100 долларов за тысячу кубометров свои ресурсы — теперь они ни при каких обстоятельствах ни для одного покупателя не будут стоить дешевле. А вот политические гарантии сохранить преданность России в плане неучастия в разных трубопроводных проектах и экспорте газа в ЕС ушли вместе с Туркменбаши. Его обещание следовать пророссийским курсом и не поставлять газ в Европу напрямую не закреплены никакими долгосрочными контрактами. Сегодня ничто не мешает еврочиновникам возобновить переговоры с новыми властями Туркмении о поиске ресурсной базы для проектируемого газопровода Nabucco в обход России.

Более того, согласно подписанным контрактам, "Газпром" сможет контролировать ресурсную базу региона только до 2010 года. По неизвестным Ъ причинам "Газпром" не подписал долгосрочный договор с Туркменией до 2030 года, о чем ранее говорил господин Ниязов. Однако, как известно, ЕС будет испытывать острый дефицит собственных энергоресурсов именно ближе к 2015 году — в это время ЕС перейдет на 60-80-процентное потребление импортных газа и нефти. Таким образом, настоящая схватка за туркменский газ еще предстоит, и на этот раз она пойдет без учета обещаний, данных господином Ниязовым господину Миллеру. Вчера в "Газпроме" не комментировали вопросы дальнейшего сотрудничества с Туркменией.

В данный момент у наследников Туркменбаши есть довольно богатый выбор. Покойный президент был известен тем, что любил вести одновременные переговоры с разными сторонами о продаже одного и того же газа. Так, в минувшем году он подписал контракт не только с "Газпромом", но и Китаем, пообещав ему 30 млрд кубометров газа начиная с 2009 года. Кроме того, Туркменбаши проявлял интерес к проектам строительства газопроводов на юг: через Афганистан и Пакистан или через Иран. Первый проект, кстати, очень интересовал США. Это означает, что успех преемника Туркменбаши во многом будет зависеть от того, с кем он решит дружить и на кого будет опираться на своем пути к власти.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)