Александр Старикевич

Какой сигнал Лукашенко послал силовикам и протесту

Визит первого президента Беларуси в СИЗО КГБ имеет крайне неприятные для него побочные эффекты.

Скриншот TUT.BY

Очевидно, что субботнее мероприятие – это очередной финт Александра Лукашенко, пытающегося запутать и переиграть всех. Он в любой момент может сменить риторику, вновь обозвать своих оппонентов «дрянью» и разобраться с ними по понятиям («иногда не до законов»).

И всё же «встреча с представителями оппозиционных политических движений» (так это собрание поименовано на сайте президента), несмотря на отсутствие немедленных результатов в виде хотя бы изменения меры пресечения некоторым арестованным, имеет далеко идущие последствия.

Заподозрить Лукашенко в доброй воле было бы оскорбительно для него. Тогда что заставило нынешнего руководителя Беларуси пойти на беспрецедентный шаг?

Понятно, что это сочетание ряда факторов, большинство из которых являются невидимыми. Но есть один вполне явный.

«Салідарнасць» неслучайно еще весной запустила спецпроект «10/20». События, развернувшиеся до, во время и после недавних выборов, имеют множество пересечений с теми, которые можно было наблюдать 10 лет назад. Но в 2010-м Лукашенко не приезжал к Владимиру Некляеву, Андрею Санникову и иже с ними на «обмен мнениями» в СИЗО.

Что изменилось? Бесспорное отличие двух политических сезонов заключается в том, что в 2020-м мы наблюдаем массовые продолжительные акции сторонников перемен. Без них разговор в «американке» был бы невозможен.

Лукашенко одним махом перечеркнул пропагандистские тезисы о том, что протест сдувается, а прогулки по улицам бессмысленны. Эффект от демонстраций оказался не таким быстрым и сильным, как хотелось бы их участникам, но в субботу он стал предельно наглядным.

Как это часто бывает с Лукашенко, он сказал несколько больше, чем хотел. Фраза «Конституцию на улице не напишешь» вполне ясно указывает на одну из причин, вынудившую его посетить следственный изолятор.

Ни в коей мере не желая того, Лукашенко послал своим противникам воодушевляющий сигнал: протест работает.

Но это еще не все.

Понятно, по чьей указке представители оппозиционных движений оказались в месте проведения этого неординарного «саммита». Но заводили уголовные дела, подписывали постановления об аресте и совершали прочие интересные действия вполне конкретные исполнители из органов, именуемых правоохранительными.

До субботы силовики могли быть уверены в своей безнаказанности. Лукашенко покрывал любые их художества, лично заступаясь за ОМОН и другие структуры. Расклад выглядел предельно простым: по эту сторону «Рубежей» свои, которым позволено все, а по другую – враги, чья участь печальна. 

Однако встреча в СИЗО продемонстрировала, что траектория Лукашенко может стремительно меняться. Вчерашние «уголовники» и «отморозки» сегодня оказались легитимными партнерами для обсуждения важнейших государственных проблем. И одному Богу известно, где они окажутся завтра.

Столь же непредсказуемой теперь выглядит судьба тех, кто нарушает закон и мораль. Их могут слить быстро и жестко – еще при этой власти. Стоит ли продолжать беспредельничать, если гарантии безнаказанности фактически аннулированы?

По сути, Лукашенко дал понять силовикам: каждый сам за себя.

Как «опытный политик», Лукашенко едва ли мог не понимать, что встречей в СИЗО сеет энтузиазм среди своих оппонентов и неуверенность в рядах сторонников. Но, вероятно, его положение сложнее, чем представляется извне, раз человек, по собственной версии, пользующийся поддержкой 80% граждан, внезапно в субботу (!) накануне очередного марша (!) проводит с узниками «американки» больше времени, чем на переговорах с Владимиром Путиным.

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.8 (оценок:190)