Как я ходила на свидания к наследному принцу Дубаи. Часть вторая

Корреспондент «Комсомолки» пришла на стрельбище минского «Спортинг клуба», чтобы взять интервью у принца-стрелка, приехавшего из Дубаи. Однако после разговора с журналисткой, интересующейся Кораном и даже говорящей по-арабски, Саид Аль Мактум пригласил ее на ужин в свой номер в отеле «Минск»…

Свидание третье: я стала горной вершиной (Часть первую статьи читайте здесь)

…Итак, свежевыжатый апельсиновый сок, который я заказала в номер, принесла официантка Наташа. Саид даже не взглянул на девушку, мы продолжали беседовать об исламе, об арабской культуре и о том, что мне неплохо было бы стать мусульманкой. Даже новое имя предложил — Алия, в честь его мамы. Алия означает восхождение, горная вершина. Я, конечно, была польщена таким почтением. Разговаривали мы почти два часа.

Пришло время молитвы. Шейх попросил своего личного охранника Хамзу показать мне, что нужно сделать до молитвы. Как мыть лицо, уши, руки, локти, ноги… Я должна быть чистой пред лицом Аллаха! Все эти процедуры проходили в ванной комнате у шейха. Потом Саид дал мне несколько длинных полотен, которыми нужно покрыть голову и ноги.

Я была единственной женщиной в мужской компании. Шейх Саид попросил меня следовать их традициям и молиться позади всех. Он стоял впереди и читал молитвы. Потом мы скрестили руки, встали на колени, прижали голову к молитвенному коврику со словами: Аллах, Акбар!

— Алия, вот подарки для тебя, — обратился ко мне шейх, — это Коран на русском языке и книги об исламе на английском и арабском. Магнитофон с молитвами и ковер.

В окружении шейха все относились ко мне с почтением. Ужинала я отдельно. Там не принято сидеть за одним столом с мужчинами. Хотя, какой там был стол? На полу была разложена еда по тарелкам, и они садились, как удобно, и ели. Руками.

Из еды — рис с морепродуктами, спагетти, мясо, курица с различными приправами. Из напитков — чистая вода. А мне хотелось апельсинового сока. В номер его принесла все та же официантка Наташа Алиева. Она отдала стакан с соком Хасану, он сказал спасибо, Наташа ушла.

Мы с шейхом еще немного поболтали, и я стала собираться домой. На прощание я хотела поцеловать Саида, как это принято у нас, — в щеку, но он отстранился:

— Алия, нельзя, — объяснил он мне. — К мусульманке может притрагиваться только ее муж. Тебя никто не должен трогать, и ты не должна носить открытых вещей. Завтра увидимся.

О чем я думала в тот момент? Мир в сознании перевернулся. Мне еще не доводилось бывать на частных приемах у шейха. Принимать ванную у него в номере, заказывать все, что душе угодно, и говорить на равных с таким человеком. Зеленый свет был повсюду. Я спокойно могла ходить в «Спортинг клуб». Общаться с шейхом, ездить к нему на ужины. Подарила ему даже восточную картину. Там были два верблюда и мусульманка с мусульманином. Картина стоила двадцать долларов. Мой хороший знакомый сказал, что я дура. Мол, шейх, должен осыпать бриллиантами, дарить розы и автомобили, а я — строить из себя недотрогу и порядочную девушку. Кокетничать. Может, оно и верно. Но вот почему-то хотелось сделать ему приятно.

Свидание четвертое: «Поедешь в Дубаи?»

В один из дней с собой на стрельбище я позвала подругу Оксану. Саид решил и ее убедить, что хорошо бы принять ислам, но Оксана все время твердила:

— Это очень серьезный шаг для меня. И он не решается в одну секунду. Это надо было слышать. Саид все время говорил про телескоп и звезды. Да у него одни телескопы на уме! — говорила подруга, — у меня такое чувство, что его задача номер один — склонить нас к своей вере.

В этот вечер Оксана тоже была приглашена на ужин к принцу. Она чуть не упала со стула, когда я вышла из другой комнаты, завернутая в восточные ткани — были видны только глаза. Оксана не подала виду, что мой вид в мусульманском облачении больше походил на комедию. Когда я увидела ее реакцию, то мне почему-то захотелось смеяться. Усилием воли я подавляла в себе нарастающий смех. Переключила свое внимание на шейха и ждала, прижавшись к стене, когда он начнет читать Коран.

После молитв он рассказывал нам, что дома его ждут любимые дети. Они так и заявили его жене: езжай в Беларусь и забирай папу! Все это было так трогательно.

Он пообещал Оксане найти хорошего мужа в Дубаи, а мне — перспективную работу. Пресс-секретарь Хасан просил принести копию паспорта и выписку из трудовой книжки. Мол, через месяц шейх ждет меня в гости, во дворец!

Меня до сих пор спрашивают: могла ли я уехать в чужую страну? К тому же в мужья мне так стремительно набивался тот самый Хасан. К слову, у Хасана есть в Египте жена, дети. Но, как выразился он, слишком толстая.

Домой мы возвращались в «Мерседесе», на котором ездит только шейх. Когда перед нами распахивались дверцы шикарной кареты, мужчины, стоявшие на лестнице у входа в гостиницу, от изумления чуть не попадали. Смотрелось смешно.

Ночью, засыпая, я вспоминала о том, как выглядел номер шейха. Это была огромная комната. Там были в ряд разложены чистые футболки, спортивные костюмы, бейсболки. Два ящика, туго набитых религиозными книгами. Чистота и ничего лишнего. На входе после молитв все время собиралась его свита. Шутили… Директор Рабиа Аль Авадми имел такой большой живот… Постоянно поглаживал его и говорил, что пора худеть! Я еще тогда рассмеялась: куда ж с такими габаритами спортсмену?

— Ну что, поедешь в Дубаи? — спросил он меня.

— Может быть! — ответила я.

Свидание пятое так и не состоялось

Проснувшись рано утром, я бежала в клуб со всех ног. И как в бриллиантовой руке: поскользнулась, упала, гипс! Что угодно, но только не нога! Я лежала прикованная к постели — нельзя повернуться, а любое движение доставляет нестерпимые муки. И никого нет рядом… Даже тех, кто меня считал духовной сестрой. Думала: к чему же такая вера, если каждый сам за себя?

А ведь я написала записку шейху Саиду, что сломала ногу. Оксана встретилась с шейхом. Обещал позвонить. Телефон предательски молчал. Лишь однажды приехал в гости Хасан: цветы, коробка конфет и пятьдесят тысяч белорусских рублей от шейха???

А потом эта новость о женитьбе Саида на официанте Наташе, которая приносила мне апельсиновый сок.

Подруга Оксана утешала:

— То, что они сестры и братья по духу, что-то не слишком я в это верю. Ведь дружбы между мужчиной и женщиной там, на Востоке, нет! Шейх до поры до времени был нам другом, братом, пока не женился на Наташе Алиевой.

Эх, всему виной свежевыжатый апельсиновый сок!

Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 0 (оценок:0)